Последние комментарии

  • Иван Жбанов19 сентября, 23:48
    Все-таки народ у нас тупойМошенничество года: самовыдвиженцы хотят создать в Мосгордуме фракцию «Единой России»
  • Александр Фишкин19 сентября, 13:05
    Не поможет.Деньги есть, лечения - нет: умирающий севастополец обратился к министру Скворцовой
  • Александр Фишкин19 сентября, 12:49
    Куда им с грыжей - с багажом не разберутся!Шереметьево открывает третью взлетно-посадочную полосу

Четверка госкомпаний не доплатит бюджету 223 миллиарда рублей

Новые известия
Четвёрка госкомпаний недоплатит бюджету 223 миллиарда рублей
В мае этого года федеральный бюджет России вдруг получил очень неплохой «подарок»: 45,6 млрд. рублей от компании Sakhalin Energy Investment Company. Она является оператором проекта «Сахалин-2», в рамках которого добывается нефть на Дальнем Востоке и функционирует первый в нашей стране завод по производству сжиженного природного газа.
Как зарабатывает государство на дивидендах
Как зарабатывает государство на дивидендах
Согласно реестру Росимущества, государство на данный момент является собственником или владеет частью 1084 акционерных обществ. И, как любой собственник, имеет право на получение своей доли от прибыли. Но в первом полугодии 2019 года только одна из этой тысячи, далеко не самая крупная и известная компания - Sakhalin Energy Investment Company, обеспечила более 90% всех поступающих от госкомпаний в федеральный бюджет дивидендов.

50% + 1 акция Sakhalin Energy принадлежит Газпрому, а Росимущество, которое отвечает за госсобственность, держит одну спецакцию, которая даёт право на получение дивидендов. Поэтому половина от выплачиваемых компанией дивидендов идёт прямиком в федеральный бюджет. Однако никто не ожидал, что выплаты будут проведены уже в мае. Единой даты выплаты дивидендов акционерам не существует, но большинство компаний проводят выплаты за предыдущий год в начале второго полугодия.

Теперь подробнее рассмотрим, кто, как и в каком объёме сегодня выплачивает дивиденды в госбюджет.
Обязаны ли компании платить дивиденды?
В частных компаниях всё решает совет директоров: руководство вправе определять, направлять ли прибыль на выплаты дивидендов акционерам или же направить её на развитие компании. В плане государственных компаний всё иначе: Минфин, стараясь наполнить бюджет по максимуму, придерживается линии, что все госкомпании должны платить дивиденды в объёме 50% от чистой прибыли по международным стандартам финансовой отчётности, которые включают в себя финансовые результаты дочерних компаний.
Евгений Змиев
кандидат экономических наук, профессиональный эксперт
в области управления организациями и бизнесом,
член советов директоров российских компаний
«Если смотреть со стороны акционера, в своё время вложившего свои средства в капитал предприятия, то получать обратно ежегодно 50% прибыли абсолютно логичное и экономически обоснованное нормативное требование».
Почему лишь одна компания из 1084 обеспечила 90% выплат?
Просто время выплат ещё пришло, поэтому в первом полугодии 2019 г Sakhalin Energy был единственным крупным плательщиком. Остальные подтянутся позже. Так, в 2019 году федеральный бюджет рассчитывает получить 589 млрд. рублей. При таком раскладе по итогам года Sakhalin Energy должна обеспечить 7,74% всего дохода от дивидендов. Всё равно очень немало для одной не самой крупной компании.
Выполняют ли госкомпании требования Минфина?
Год за годом Минфин закладывает в бюджет дивидендные ходы исходя из своих теоретических расходов, и год за годом он их... не получает.
Сколько недоплатили бюджету крупнейшие госкомпании (Роснефть, Газпром, Сбербанк и ВТБ)
А вот при планировании бюджетных доходов на 2018–2020 годы Росимущество и Минфин разошлись в оценке поступлений примерно на 700 млрд. рублей: Росимущество оценивало потенциал отчислений в 2 раза ниже Минфина.

Кто уклоняется от уплаты дивидендов?
Чем крупнее и прибыльнее компания - тем сильнее желание сэкономить. В 2016 году правительство позволило сократить дивиденды 12 компаниям, в 2017 году – 9. Рассмотрим, насколько ответственно подходят к дивидендам крупнейшие плательщики.
Газпром ежегодно ссылается на дорогостоящую инвестпрограмму (строительство газопроводов «Северный поток 2», «Сила Сибири» и пр.), что позволило перечислить акционерам в 2017 году 20% прибыли и порядка 25% в 2018 году. Даже утверждение в июне 2019 года рекордных дивидендов в 16,61 рубля за акцию (всего 393,2 млрд. рублей) позволило достичь лишь уровня в 27% прибыли по МСФО.
Сбербанк пользуется тем, что принадлежит не Росимуществу напрямую, а Банку России, и имеет поддержку в лице главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной. В прошлом году Сбербанк выплатит только 36,2% чистой прибыли, а по итогам 2014 года – и вовсе только 4,4%. В этом же году Сбербанк перечислит регулятору (а тот передаст в бюджет) 43,45% от прибыли.
Алроса. Политика компании такова, что дивиденды рассчитываются на основе свободного денежного потока. В большинстве случаев для государства это хорошо: по итогам 2018 года госкомпания выплатит в виде дивидендов почти 73,9 млрд рублей, это почти 82% от чистой прибыли.
ВТБ. В апреле 2019 года Минфин разрешил банку ВТБ перечислить в бюджет не 50% от прибыли, а только 15%, чтобы выполнить все требования ЦБ. Министр финансов Антон Силуанов, кстати, заодно является главой наблюдательного совета ВТБ.
Роснефть только по итогам 2017 года начала выплачивать 50% прибыли. До этого госкомпания придерживалась политики выплаты только 35% чистой прибыли по международным стандартам. Однако не всё так просто с Роснефтью, но об этом речь пойдет дальше.
Транснефть. Отсутствие единых стандартов работы госкомпаний позволяет им «оптимизировать» выплаты дивидендов, не нарушая закон. Транснефть, например, аккумулирует прибыль на дочерних предприятиях. Результат: по международным стандартам финансовой отчётности прибыль в 2018 году составила 225,4 млрд. рублей, а по российским стандартам бухгалтерского учёта (РСБУ) – только 10,09 млрд. рублей. А значит положенные дивиденды в 11 с лишним раз превышают прибыль головной компании. Это несоответствие позволило в 2016 году выплатить только 9% от чистой прибыли, в 2017 году – 13%. В этом году государственный монополист, занимающийся прокачкой нефти по трубам, расщедрился на 34,6% от прибыли.
ФСК ЕЭС (Федеральная сетевая компания) придерживается стандартов и выплачивает 50% от прибыли по МСФО или РСБУ в зависимости от того, что больше.
Русгидро. Энергетики платят, как положено, 50% от прибыли
Аэрофлот платит 50%, если есть прибыль. Но она образуется не всегда: в 2014 и 2015 годы Аэрофлот получил убытки и, соответственно, не платил ничего. По итогам 2016 года была неплохая прибыль в 38,8 млрд. рублей, но сейчас она скатилась до совсем несущественных 5,7 млрд. рублей.
Ростелеком, пожалуй, самая щедрая компания: в их дивидендной политике указано, что компания выплачивает не менее 75% от свободного денежного потока. Но в прошлом году появилось ограничение, не позволяющее выплачивать более 100% чистой прибыли по МСФО.
Left
Right
'; var twi = ''; twi += ''; var vk = ''; vk += ''; var ok = ''; ok += ''; var behance = ''; behance += ''; var vimeo = ''; vimeo += ''; var youtube = ''; youtube += ''; var instagram = ''; instagram += ''; var pinterest = ''; pinterest += ''; var linkedin = ''; linkedin += ''; var soundcloud = ''; soundcloud += ''; var telegram = ''; telegram += ''; if (item.indexOf('facebook') != -1) { socialWrapper.append(fb); } if (item.indexOf('twitter') != -1) { socialWrapper.append(twi); } if (item.indexOf('vk.com') != -1) { socialWrapper.append(vk); } if (item.indexOf('ok.ru') != -1) { socialWrapper.append(ok); } if (item.indexOf('behance') != -1) { socialWrapper.append(behance); } if (item.indexOf('vimeo') != -1) { socialWrapper.append(vimeo); } if (item.indexOf('youtube') != -1) { socialWrapper.append(youtube); } if (item.indexOf('instagram') != -1) { socialWrapper.append(instagram); } if (item.indexOf('pinterest') != -1) { socialWrapper.append(pinterest); } if (item.indexOf('linkedin') != -1) { socialWrapper.append(linkedin); } if (item.indexOf('soundcloud') != -1) { socialWrapper.append(soundcloud); } if (item.indexOf('telegram') != -1) { socialWrapper.append(telegram); } }
Как относятся в правительстве к неуплате дивидендов?
В целом, наше правительство не против невыплат дивидендов. Основная борьба за дивиденды шла в 2017 году (тогда Минфин определился с нормой в 50% от прибыли по МСФО), тогда и вице-премьер Игорь Шувалов, и глава Счётной Палаты, и глава ЦБ Эльвира Набиуллина выступали против единой нормы. Их подход таков: кто сколько хочет, столько и платит. Главное – с правительством согласовать. Минэкономразвития предлагало определять размер дивидендов индивидуально на основе аудиторской оценки, но это так и осталось лишь предложением.
К каким последствиям ведёт такая «гибкая» политика государства?
Если кратко, то, по мнению экспертов, такая политика отбирает деньги у людей и даёт конкурентное преимущество госкомпаниям по сравнению с полностью частными компаниями.
Дмитрий Милин
независимый аналитик
«От послаблений в плане выплаты дивидендов страдаем мы — граждане России, которым государство повышает налоги и пенсионный возраст за счет льгот госкомпаниям, крайне неэффективно распоряжающимися имеющимися средствами».
Гарегин Тосунян
президент Ассоциации российских банков, член-корреспондент РАН
«Любые преференции в адрес госкорпораций – дополнительное нарушение конкурентной среды. Преференции по определению являются не конкурентными, особенно, когда начинаются всякого рода льготы».
Оксана Васильева
к.ю.н., доцент Департамента правового регулирования экономической деятельности Финансового университета при Правительстве Российской Федерации
«Конкурентное преимущество госкомпании получают в связи с тем, что по сей день не установлен единый норматив перечисления дивидендов от прибыли госкомпаний. Да и частные инвесторы получают более высокий доход от дивидендов по сравнению с частными компаниями».

Почему еще государство недополучает деньги от госкомпаний?
Есть некоторые иные случаи, в которых компания перечисляет в федеральный бюджет не все положенные государству деньги. Например, в случае Алросы, самой Якутии принадлежат 25% + 1 акция, а районам республики – ещё 8%. Но здесь понятно, куда уходят деньги: они остаются в регионе.
Но есть совсем другой случай: 50% акций Роснефти принадлежат не Росимуществу, а так называемой «прокладке» – компании Роснефтегаз. Росимущество владеет лишь одной формальной акцией. Точно также Роснефтегазу принадлежат 10,97% Газпрома, 27,63% «Интер РАО», 74,55% «Росгазификации» и 7% «Каспийского трубопроводного консорциума». Уже сам факт наличия этой «прокладки» снижает поступления в бюджет вдвое, ведь Роснефтегаз также должен отчислять только 50% от своей прибыли. Но компания удивительным образом не подотчётна правительству, да и дивиденды перечислять в бюджет не спешит: на конец 2018 года компания накопила на своих счетах 505 млрд. рублей.
Роснефтегаз крайне ловко манипулирует проводимыми операциями. В 2016 году состоялась частичная приватизация Роснефти: государство в лице Роснефтегаза продало 19,5% акций почти за 700 млрд. рублей. Роснефтегаз перевёл эти деньги в федеральный бюджет и записал себе убыток, тем самым освободившись от обязанности платить дивиденды. По большей части деньги Роснефтегаза оседают на счетах, но иногда они идут на финансирование крупных проектов - таких, как строительство верфи «Звезда», например. Вот только эта верфь принадлежит через небольшую цепочку компаний самой Роснефти. То есть деньги проходят через Роснефтегаз и частично возвращаются обратно. А главой совета директоров, кстати, является сам Игорь Сечин.
Дмитрий Милин
независимый аналитик
«С моей точки зрения, «Роснефтегаз» был создан для хищения денежных средств из бюджета в особо крупных размерах на оплату зарплат, бонусов и разных темных делишек, людьми, создавшими эту нелепую структуру. Возможно, и «приватизация» 20% акций Роснефти прошла за деньги, так или иначе связанные с «Роснефтегазом». Будет очень любопытно потом, спустя годы узнать в чьи же руки попал этот пакет акций».
А как обстоят дела в Европе?
По данным Минфина, в Центральной и Восточной Европе госкомпании стабильно выплачивают государству в среднем 70% своей прибыли. Логично, иначе зачем вообще государство тащить на себе бремя управления госкомпаниями? «Частники» справятся с этим куда лучше.

Но есть одна проблема: если компании будут отдавать почти все заработанные деньги государству, то для собственного развития им придётся искать другие источники капитала и привлекать для этого инвесторов. Для компаний Европы, США и развитых азиатских стран такая работа – это норма. В России всё несколько иначе.
Евгений Змиев
кандидат экономических наук, профессиональный эксперт
в области управления организациями и бизнесом,
член советов директоров российских компаний
«Увеличение нормы выплаты дивидендов до 70% от прибыли в российских условиях может противоречить стратегиям развития компаний и тормозить их рост, так как многие из них в первую очередь ориентируются на собственные источники финансирования роста и капвложений, то есть на прибыль, остающуюся в распоряжении акционерного общества. И только во вторую, на привлечение заемного финансирования. Потому что в России в противовес Европе ещё далеко не все понимают и умеют привлекать внешнее финансирование для развития и инвестиций».
Не пора ли приватизировать?
Теперь возникает главный (почти что философский) вопрос: а так ли нужны государству компании? Мнения экспертов дают вполне однозначный ответ: нужна приватизация. Вопрос только в том, как приватизировать, чтобы не повторить горький опыт 90-х годов.
«Безусловно, эффективней провести приватизацию государственных долей, но не так, как это было сделано при Ельцине путем «залоговых аукционов», которые создали российский «олигархат», а путем постепенной продажи небольшими пакетами по 1-2% через фондовую биржу в течение нескольких лет. Кто хочет получить контрольный пакет этих компаний — пусть скупает акции с биржи».
Дмитрий Милин
«Я думаю, что гораздо эффективнее, если приватизация будет проведена не в угоду отдельных олигархических участников всей этой системы, которая сегодня монопольно управляется, потому что при такой приватизации монополия государства будет заменена на монополию частных лиц, что ещё хуже. А если приватизация в классической форме, в которой она проводится в цивилизованном мире на открытом рынке и без доступа к крупным пакетам бывших менеджеров и чиновников, тогда это имеет смысл. Но у нас этой культуры нет, и никакая приватизация проблему не решит, если мы не будем понимать, что такое конкурентная среда и как сильно она влияет на ценовую политику и на развитие экономики».
Гарегин Тосунян
«Доход государства в виде дивидендов от госкомпаний всегда не достаточен и пока не является весомой составляющей федерального бюджета. Мировое правило, что государство в управлении бизнесом менее всего эффективно, работает в России очень стабильно. Поэтому, с точки зрения экономики, чем меньше государства в экономике, в том числе в бизнесе, тем лучше. Однако в связи с сырьевой ориентацией России и её стратегически значимых госкомпаний и международными валютными войнами, включается политический фактор, который всячески тормозит приватизацию госкомпаний и, наоборот, стремится всё прибрать к госрукам. Поэтому на длительную перспективу мажоритарные пакеты акций стратегических госкомпаний России останутся в госсобственности. А приватизироваться будут небольшие неэффективные предприятия, которые ещё остаются на балансе Росимущества.
Евгений Змиев
Left
Right
'; var twi = ''; twi += ''; var vk = ''; vk += ''; var ok = ''; ok += ''; var behance = ''; behance += ''; var vimeo = ''; vimeo += ''; var youtube = ''; youtube += ''; var instagram = ''; instagram += ''; var pinterest = ''; pinterest += '

 

Источник ➝
'

Популярное

))}
Loading...
наверх