Последние комментарии

  • Александр Фишкин21 августа, 2:40
    Провалится реновация, итак ясно.Московским властям для реновации понадобился миллион строителей
  • Александр Фишкин20 августа, 6:55
    Вымираем.Росстат: ускорилась убыль населения
  • Сибирячка20 августа, 3:59
    Нельзя давать пиdopасам детей, таких же содомитов вырастят. Пример двух пап или двух мам противоестественен для образ...Охота на детей: убежавшая из России гей-пара усыновителей дала первое интервью

Режиссёрки, актёрки, зрительницы... Кинотавр нашёл в себе много женского

Екатерина Барабаш, Сочи

Руководство фестиваля в виде Александра Роднянского и Федора Бондарчука собрало участников киносмотра и журналистов, чтобы поговорить о тенденциях кинематографа за последние 30 лет. Потом как-то само собой вылилось в разговор о гендерной революции. Почему-то считается, что в России она произошла, и теперь остается только отдать фабрики женщинам, землю – тоже женщинам, а потом смириться с диктатурой женщин на всех фронтах.

Бондарчук, к примеру, считает, что примерно так уже и произошло. По крайней мере в рамках «Кинотавра». «Кинотавр» - это центр феминизма в нашей стране. Отборщик основного конкурса, креативный продюсер, председатель жюри основного конкурса и половина конкурса - женщины. А где мы?» - то ли пожаловался, то ли порадовал он. Правда, председатель жюри все-таки мужчина, Константин Хабенский, а так – да, женщины тут впахивают каждая за троих.

Анна Михалкова, которая в этом году возглавляет жюри короткометражного кино, охотно согласилась с Федором, заявив: «Это тенденция, которая есть во всем мире, - женщины занимают места мужчин, начинают брать на себя их функции. На эту тему кинематограф быстро откликнулся, и наш в том числе». Каким образом откликнулся российский кинематограф – не вполне ясно. Если только тем, что действительно почти половина конкурсных фильмов «Кинотавра» сняты женщинами, тогда да, конечно. Но из показанных четырех картин основного конкурса мы увидели две «женских». Открывать конкурс доверили молодой Ян Гэ, 29-летней китаянке, отучившейся в России у Сергея Соловьева да так и оставшейся здесь вершить свою кинокарьеру. Девушка поучаствовала в передаче «Минута славы», потом – в шоу «Голос», приглянулась Илье Лагутенко и Диме Билану, создала собственный клип, снялась в маленьких ролях в нескольких фильмах и принялась за режиссуру. В прошлом году ее полнометражный дебют под названием «Ню» участвовал в конкурсе Московского кинофестиваля, и название фильма выстроило такую очередь на просмотр, что кому-то оторвали пуговицы и пришлось устраивать дополнительный сеанс. Новый ее фильм, «Троица», - тоже, ясное дело о любви. К богу, к сексу, к самому себе. Ян Гэ, как и в предыдущей своей картине, из всех претенденток на главную роль выбрала себя и вполне бойко живет перед камерой. Заодно она сняла в фильме своих маму и тетю, которым в фильме особо делать нечего, кроме как олицетворять гендерную революцию. Фильм переполнен такой любовью к самой себе и таким искренним самолюбованием себя в роли женщины-вамп, основания любовного треугольника, что хочется тут же записаться к ней на мастер-класс по воспитанию уверенности в себе. Растянутый на полтора часа клип о том, как через любовь к сексу прийти к любви к богу – неплохое пособие, чего уж там. Главное – что девушка без комплексов по части собственных талантов, и это успешно поддерживается главным российским кинофестивалем.

Вторая женская работа в конкурсе, «Мысленный волк», вышла «из-под пера» Валерии Гай Германики, прослывшей этаким enfant terrible молодого российского кино после фильма «Все умрут, а я останусь», но потом подрастерявшей эту репутацию. Фильм снят по сценарию самого Юрия Арабова, нашего блистательного классика кинодраматургии, и это настраивало на некоторые надежды. В честь чего Арабов доверил Германике свой сценарий – вероятно, так и останется загадкой. Вряд ли с целью тоже принять посильное участие в гендерной революции. История отношений матери со дочерью на отдаленном хуторе, окутанных выдуманной матерью истории про расшалившегося в окрестностях волке-людоеде, сделан в лучших традициях клипмейкерства. Две женщины (в роли матери – Юлия Высоцкая, в роли дочери – Елизавета Климова) путаются в сложных отношениях, кидаются друг в друга накопленными претензиями (практически «Осенняя соната», только перенесённая в зимний лес), но под конец предсказуемо мирятся.

Полумифологическая окантовка фильма так и остается окантовкой, никак не влияя общую канву картины. Фильм (по счастью, длящийся лишь 70 минут), легко укладывается в режиссерскую задачу, которую можно обозначить как «Смотрите, как я умею!» Ну смотрим. Но не видим ничего, кроме вымученных характеров, натужной мифологии и все того же самолюбования.

Похоже, гендерная революция захлебывается.

Между этими двумя женскими фильмами показали новый фильм Юсупа Разыкова «Керосин». Тоже о женщине. В этом фильме свою первую большую роль в кино сыграла 85-летняя актриса Ярославского академического театра им. Волкова Елена Сусанина ( она на заглавном фото). Сыграла до того тонко и профессионально, с таким актерским достоинство и аккуратностью, с таким минимумом слов и максимумом эмоций в старческих глазах, что хочется проклясть всех режиссеров разом за то, что не снимали ее раньше. Где они были и есть – бог весть. Страшно-прекрасная сказка об одинокой деревенской старушке на обочине шумного шоссе каждую секунду балансирует на грани самого отчаянного вымысла – с живой и мертвой водой, призраками, добрым олигархом, небесной карой – и дотошно правдивой деревенской реальности. Все это смешано в точной пропорции и подано с немалой отвагой, без страха быть непонятым. Каждая метафора – к месту, каждое слово – на вес золота, а фолк-джаз Сергея Старостина добавляет этому причудливому блюду пряных ароматов.

Держим носы в рабочем состоянии, и неважно, с какой стороны придет наконец запах кино – с мужской или с женской.

 

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх