На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Новые Известия

1 317 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр Радченко
    Честно - уже так надоели эти фильмы, точнее, диссонанс между сотрудником нарисованным, прям идеальным и тем, что в го...Детектив или филь...
  • Античубайс777 родионов
    Разрешите вас перебить", — обратился Штирлиц к группе беседовавших  иностранцев в руководстве российских компаний. Вы...Иностранцы в руко...

Санкции плюс налоги: доходы угольной промышленности России рассыпаются в пыль

Екатерина Максимова

Экспорт - на минимум

Ставки для антрацита, энергетического и коксующегося угля с 2023 года могут вырасти на 380 рублей за тонну. Таким образом казна в следующем году дополнительно может рассчитывать на 30 млрд рублей. Решение "подтопить" дефицитный федеральный бюджет углем совпало с итак непростым периодом в истории угольной промышленности.

Эксперт Института развития технологий ТЭК Кирилл Родионов считает, что угольная отрасль в 2023 году даже без повышения НДПИ и экспортных пошлин столкнулась бы с падением добычи из-за эмбарго ЕС. Европа, напомним, отказалась от экспорта угля из России еще в августе 2022 года.

"При оценке потенциальных потерь нужно учитывать также Великобританию, которая еще весной заявила о намерении отказаться от импорта российских энергоносителей, и Норвегию, которая традиционно перенимает санкционные нормы Евросоюза", - отмечает Кирилл Родионов. На долю этих стран в 2021 году приходилось 25% экспорта бурого и каменного энергетического угля (47,2 млн т из 191,4 млн т) и 11% экспорта коксующегося угля (3,4 млн т из 31,8 млн т). Это данные ФТС.

Потерянная в Европе доля экспорта может увеличится еще. Еще почти четверть экспорта российские угольщики потеряют, если по пути ЕС (то есть откажутся от российского угля) пойдут Япония, Тайвань и Южная Корея.

"Эти три страны в 2021 году импортировали из России чуть больше бурого и энергетического угля (47,8 млн т), чем ЕС в целом (47,2 млн т). Тем самым, под угрозой может оказаться сразу половина российского экспорта бурого и каменного энергетического угля", - уточнил "Новым Известиям" Родионов.

Старший эксперт фонда Института энергетики и финансов Александр Титов также считает, что повышение НДПИ станет для российских экспортеров серьезным ударом.

"Отрасль в следующем году будет себя чувствовать довольно плохо. Цены на мировом рынке скорее всего будут снижаться. Не очень сильно, но наши компании итак сейчас вынуждены давать большие скидки, чтобы попасть на новые рынки, платить комиссию посредникам. Все это приводит к тому, что экспортный нетбэк даже сейчас довольно незначителен, особенно для энергетического угля", - предупреждает Титов (цитата по "Инфотэк").

2023 год: шахтерам снимать каски?

Кирилл Родионов прогнозирует, что в 2023 году риски, которые были заложены в текущем году, будут только обостряться. И угольщики в ближайшей перспективе будут вынуждены сокращать добычу.

"В полной мере эти риски проявят себя в 2023 году, когда эмбарго будет действовать в течение всего года (а не четырех с половиной месяца, как в 2022 году). С учетом того, что на долю экспорта в прошлом году пришлось 57% добычи бурого и каменного энергетического угля, а также 31% добычи коксующего угля, эмбарго ЕС и частичная потеря азиатского рынка неизбежно приведет к сокращению добычи", - таков прогноз эксперта Института развития технологий ТЭК.

По его оценке, для бурого и каменного энергетического угля падение добычи в 2023 году может составить не менее 20% в сравнении с уровнем 2021 года, а для коксующегося угля – не менее 15%.

За этими процентами по сокращению объемов добычи угля стоят предприятия-гиганты. Одна лишь компания "Мечел" - работодатель для более 50 тысяч человек.

По мнению Кирилла Родионова, наибольшие потери понесет Кузнецкий угольный бассейн, на долю которого в 2021 году пришлось 55%. И среди крупных центров угледобычи Кузбасс в наибольшей степени удален от экспортных портов на Дальнем Востоке.

"Компании, работающие в этом регионе, могут проиграть от недавней отмены Правил недискриминационного доступа (ПНД) для Восточного полигона, которые гарантировали доступ к инфраструктуре Байкало-Амурской и Транссибирской железнодорожной магистралей. После отмены ПНД «Российские железные дороги» будут самостоятельно определять, перевозка каких грузов является приоритетной. И здесь решающую роль может сыграть разница в доходности перевозок различных грузов: в 2021 г. доходная ставка РЖД при экспорте угля составляла 195 копеек за 10 тонно-километров, тогда как при экспорте черных металлов – 687 коп./ 10 т-км, а при экспорте нефти и нефтепродуктов – 805 коп./10 т-км", - пояснил Кирилл Родионов.

Цены на уголь: прогноз пессимистичный

На фоне стабилизации экспортно-импортных потоков, который неминуемо произойдет после ухода российских угольщиков с европейского рынка, цены на мировом рынке угля в 2023 году точно не порадуют отечественных экспортеров. И Александр Титов уверен, что в начале 2023 года, когда цены снизятся, российские угольщики начнут генерировать убытки.

Кирилл Родионов отмечает, что во второй половине 2023 года потери угольщиков еще частично сглаживались за счет роста цен. Например, средняя цена на уголь на крупнейшем африканском хабе Ричардс Бэй в августе 2022 года более чем вдвое превышала уровень годичной давности ($290 за тонну против $138 за тонну).

"Рост цен во многом связан с логистической перестройкой на европейском рынке, которое происходит под влиянием эмбарго ЕС. По данным портала Trade Map, агрегирующего данные национальных статистических агентств, в 2021 году на долю России приходилось 70% импорта бурого и энергетического угля в ЕС, Великобритании и Норвегии, тогда как остальные 30% – в основном, на Колумбию, США, ЮАР и Австралию. Наряду с Индонезией, крупнейшим в мире экспортером энергетического угля, эти страны будут замещать поставки из России. При этом в следующем году, на фоне стабилизации экспортно-импортных потоков, произойдет снижение цен – до $150 за тонну по году в среднем", - считает Родионов.

Кабмину есть над чем подумать

Эксперты сходятся во мнении, что эксперимент с угольщиками вызывает много вопросов.

"В целом, повышение НДПИ и экспортных для угольной отрасли является не очень своевременным. По всей видимости, Минфин с помощью этой меры собирается залатать дыры, которые образуются в бюджете в последние месяцы: например, в июле 2022 года ненефтегазовые доходы бюджета (то есть доходы, выходящие за рамки специальных налогов и пошлин для нефтяной и газовой отрасли) снизились в годовом выражении на 29% (до 990 млрд руб.). Однако рост фискальной нагрузки не поможет угольной отрасли выйти из кризиса", - уверен Кирилл Родионов.

Александр Титов обращает внимание на то, что рост НДПИ на 380 рублей за тонну - это не очень значимая цифра, но так было бы при благоприятном развитии ситуации. "А если у тебя уже отрицательная маржа, то новая налоговая нагрузка будет чувствительна. Плюс еще есть информация о введении экспортной пошлины", - считает Титов.

По его мнению, Минфину РФ, который решил усилить налоговую нагрузку на угольщиков, нужно хотя бы дифференцировать производителей коксующего и энергетического угля. "Пока что производители коксующего угля чувствуют себя лучше: их нетбэк пока выше, чем у энергетического из-за более легкого транспортного плеча и меньших объемов поставок", - резюмировал Титов.

В 2021 году в России добыча угля, по данным Минэнерго, составила 439 млн тонн. Предварительных данных за 2022 год пока нет. Как не поступало от российского правительства и прогноза по уровню добычи в 2023 году.

Напомним, федеральный бюджет 2023 года будет дефицитным - 3 трлн рублей. Доходы запланированы на сумму около 26 трлн рублей, расходная часть - 29 трлн рублей.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх