На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Новые Известия

1 317 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр Радченко
    Честно - уже так надоели эти фильмы, точнее, диссонанс между сотрудником нарисованным, прям идеальным и тем, что в го...Детектив или филь...
  • Античубайс777 родионов
    Разрешите вас перебить", — обратился Штирлиц к группе беседовавших  иностранцев в руководстве российских компаний. Вы...Иностранцы в руко...

Мантия для адвоката: зачем ее вводят в современной России

Юлия Сунцова, Наталья Сейбиль

Право носить мантию планируют включить в Кодекс профессиональной этики адвокатов со следующего года – пока что это не обязанность. Надевать униформу можно будет по доброй воле, приобретать – за свой счет.

В октябре на корпоративном мероприятии вице-президент Федеральной палаты адвокатов (ФПА) Елена Авакян на себе продемонстрировала прототип адвокатской специальной одежды.

Темно-синий цвет, ткань не мнется и выдерживает многократные стирки, убеждают в ФПА. На первые 14 образцов уже нашлись добровольцы, они посетят суды в мантиях. Когда будет установлен определенный крой, лекала для самостоятельного пошива, видимо, выложат на сайте Палаты.

Строгость в одежде и сейчас является требованием Кодекса профессиональной этики адвокатов. Но не все соблюдают дресс-код. Дисциплинарные дела с жалобами на внешний вид адвокатов – не редкость, заявляют в ФПА и добавляют, что «сделают всё возможное, чтоб розничная цена была приемлема для каждого».

«Сейчас проводится эксперимент, он может оказаться неудачным – мы увидим малое количество адвокатов в мантиях. А может быть, наоборот, будет воспринято коллегами позитивно – и мантии появятся в каждом судебном заседании. Мы полагаем, адвокатские мантии позволят объединиться в единую корпоративную принадлежность. Это повышает статусность адвокатуры на фоне иных юридических представителей. Конечно, мантия – это одна маленькая тоненькая нить в очень сложном процессе, это важный психологический шаг», – прокомментировала вице-президент ФПА Елена Авакян в интервью «НГ».

У идеи адвокатского дресс-кода сразу появились сторонники и противники. Последних, если ориентироваться на отзывы в соцсетях и наш собственный опрос – большинство.

Во-первых, возникает вопрос об актуальности проблемы в текущих реалиях. Во-вторых, обычаи и принципы европейского правосудия чужды нашей культуре и нашему обществу.

ТЕ, КТО ПРОТИВ МАНТИИ

- Не развивая и не собираясь дискутировать о плюсах и минусах мантии, я подумала, что проблем в адвокатуре нет больше, наверное. Все закончились. Ни недопусков к доверителям в полицию, СИЗО, колонии и тюрьмы, ни несменяемости руководителей палат, ни сращивания с властями и так далее и так далее. Что тут сказать? Я иногда тоже дома предпочитаю заниматься очень мелкими делами, отодвигая большие и важные в надежде, что само рассосётся. Так вроде и делала что-то, и делом занята была, - комментирует адвокат Ирина Бирюкова.

- Введение адвокатской мантии – рецепция несвойственного России института европейских, правопорядков. Российской адвокатурой воспринимается скорее как явление негативное. Повторюсь - в отсутствии исторической преемственности мантия будет воспринята как искусственный атрибут, да и практическая польза от него вызывает большие сомнения. Предположу, что эффект будет прямо противоположным желаемому – к новому атрибуту начнут относиться с пренебрежением, а не с пиететом, - считает адвокат, председатель Правления МКА «Магнетар» Александр Сакович.

Допустим, инициаторы действительно, как заявляют, стараются решить некие утилитарные задачи.

1. Ввести единый дресс-код, нивелирующий среди адвокатов различия по материальному положению.

2. Ликвидировать отвлекающий судей фактор в виде мини-юбок, прозрачных блузок, шортов со шлепанцами.

3. Повысить престиж адвоката, избавиться от пренебрежительного отношения со стороны госаппарата (обвинители-то приходят в формах с погонами).

Наконец, 4. возродить в современной адвокатуре дух корпорации и единства.

Но ведь и озвученные цели, если делать по-людски, достигаются иначе. Просто выложить лекала для пошива на сайте Федеральной палаты адвокатов недостаточно.

По словам судьи в отставке Сергея Пашина, в судах Британии, например, унифицированные костюмы для адвокатов ждут их на плечиках в гардеробах судов. Любой пришедший адвокат может взять мантию и парик напрокат.

Нашим адвокатам, видимо, предлагается комкать мантии в портфелях, а потом переодеваться в туалетах судов или под дверью зала заседаний, или надевать дома и брести в ней по улице? А если после суда нужно сразу ехать в следственный изолятор или на допросы к следователю – это значит большая спортивная сумка с собой?

"В России не помешали бы и библиотеки с базами прецедентов и законодательством, к которым адвокаты и прокуроры имели б доступ прямо из зала суда. Это и представляет собой «разумную цифровизацию», к которой так стремится Верховный суд. В той же Англии в залах судов стоят книжные шкафы с томами, начиная от XVI века - шкафы не запираются. Совсем не помешали бы адвокатам служебные помещения для знакомства с материалами уголовных дел. Нужны комнаты для присяжных и свидетелей, чтоб они не маялись в коридорах в ожидании вызова. Это и есть культура делопроизводства, это и есть корпоративный дух – когда человек в суде чувствует себя не досадной помехой, а долгожданным гостем", - убежден Сергей Пашин.

Отношение к адвокатуре складывается из самоуважения, из отстаивания независимости от государства. Сообщество уважают, когда оно защищает права каждого его участника до последнего, а участники, если нужно, объединяются для того, чтобы до конца защищать корпорацию, согласна с судьей в отставке адвокат, основатель адвокатского кабинета BonaFides Виктория Бессонова.

Деловой мир и бизнес соревнуются за сокращение потребления, отказывается от туфель на шпильке, от застегивания верхней пуговицы, разрешает оставлять дома галстук. Возвращаться к архаичности – очень странная идея, всё равно что вдруг обязать женщин отказаться от брюк. Кстати, почему «вражеская мантия», а не родной сюртук? В современной жизни российский адвокат лишен возможности не только переодеться, но зачастую и просто оставить верхнюю одежду в гардеробе. Адвокат мобилен, многие пользуются услугами общественного транспорта, везут с собой ноутбук, тома дела, пауэрбанки. Куда там еще мантию-то утрамбовывать, - задаются вопросом адвокаты.

- Поднимать престиж адвокатуры надо было тогда, когда люди (и среди них близкие к Кремлю), верили в адвокатуру. Сегодня нужно обладать сумасшедшим познанием или иметь связи в спецслужбах, чтоб вытащить клиента хотя бы на условное. Оправдательный приговор – как звезда в полуденном небе, раз в столетие. Да что тут говорить – у нас президентов адвокатских палат стали сажать за посты в соцсетях, за высказывания! Квалификационные комиссии полностью легли под правоохранительные органы. Всё, что могут сделать комиссии по защите адвокатов – только позорные бумажки для проформы отписать. Сами 70 тысяч адвокатов по стране как воды в рот набрали. Короче говоря, пугало больше не стращает. Имитация адвокатского статуса в такой вот игровой манере - мантиями - сегодня выглядит даже не издевательством, а самоиздёвкой. Это всё равно, что пытаться спасти Титаник, меняя обивку на палубных креслах, - говорит член Адвокатской палаты Москвы Рустам Чернов.

По его мнению, исключительное условие при котором мантии в российских судах не будут выглядеть комично – это агональность (состязательность) процессов. Сначала основную функцию судов нужно реанимировать – правосудие, а уж потом украшательствами с атрибутами заниматься.

ТЕ, КТО ЗА МАНТИЮ

Впрочем, есть и противоположные мнения.

Некоторые адвокаты считают, что рабочий костюм поможет им выделяться на фоне других посетителей судов, выглядеть частью правосудия.

- Мантия позволяет носить любую одежду и значительно экономить на костюмах и химчистке. Она позволит ходить в джинсах, да и вообще в чем угодно, хоть в мини-юбке – надеть поверх прямо перед заседанием и всё равно выглядеть презентабельно. Форма «собирает». Не следует недооценивать значение одежды. Все девочки знают – надела красное платье с вырезом – и вот ты уже не замученная жизнью женщина, а королева, ну или хотя бы боярыня. Мантия тоже «настраивает» на деловой лад, переводит в рабочее состояние. И, наконец – довод довольно забавный, но не следует его недооценивать. Я от первого лица знаю, как многие судьи не любят мантии (они сделаны из ужасной ткани). И когда, допустим, в 17.30 в 45-е по счету заседание в кабинет судьи вплывает адвокатесса в легком летнем платье «дыша духами и туманами», я представляю какое желание кого-нибудь удушить это может вызвать, - объясняет свою позицию партнер адвокатского бюро «Яблоков и партнеры» Марина Жирова.

- Я категорически за то, чтобы адвокат выделялся из присутствующих в суде. Он — не обыватель, а лицо, наделенное специальным статусом. Вполне логично, что и выглядетьдолжен официально. Адвокаты стараются придерживаться делового стиля, но вкус у всех разный, как и финансовые возможности. Тем не менее, идея о мантии – не лучшая. Это такой предмет гардероба, который ещё нужно научиться носить. Тот образец, который недавно нам представили, по словам апологетов, мяться не должен. Значит, синтетика, да и выглядит просто безвкусно, - говорит адвокат по уголовным делам, член коллегии адвокатов «Горгадзе и партнёры» Владимир Шелупахин.

Если уж делать — то пусть будет безупречно, а не по армейскому принципу «безобразно, зато единообразно». Пусть вместо мантии это будет китель или вицмундир, добавляет адвокат.

Доктор юридических наук, профессор, президент Союза адвокатов России Игорь Трунов:

- Ношение мантии касается только небольшой части адвокатской работы. 70% деятельности адвоката с судопроизводством не связано - СИЗО, тюрьмы, консультации с клиентами, туда же в мантиях ходить не заставляют.

Пока носить мантию и в судах не обязывают. Почему? Я думаю, форма одежды определяет содержание и обязывает поддерживать содержание на уровне, которого оно достойно. Если мы говорим, что адвокат – неотъемлемая часть судопроизводства, конечно же, адвокатов надо выделить, они должны отличаться от юристов по доверенности, которых сегодня в судах вдвое больше.

Мантия – символ судебной власти, напоминающая всем об особом статусе. Мантия объединяет защитников как членов корпорации, связанной вековыми традициями, особой ответственностью. Символически мантия скрывает всё человеческое, она подчеркивает, что участник процесса не должен быть подвержен эмоциям, ничего личного – только закон.

Мне кажется, сначала надо ввести мантии на заседаниях руководящих органов – квалификационной комиссии, советах, где должна присутствовать определённая торжественность.

ЧЕМ ОТЛИЧАЮТСЯ ЕВРОПЕЙСКИЕ И РОССИЙСКИЕ ОБЫЧАИ В АДВОКАТУРЕ И СТОИТ ЛИ ИХ МЕШАТЬ

Мантии, манишки, парики в судах – это отблеск концепции разделения властей Шарля Луи де Монтескьё, философа Просвещения. Когда в XVII веке силу оружия в Европе признают избыточной и становится неприлично силой штыков отгонять от монарха народ, готовый в любой момент на власть напрыгнуть, придумывают церемониал. Судья - в высоком кресле, торжественные одежды, высокие парики. Людям создавали приятную атмосферу для решения проблем. Суд был нужен просто для того, чтобы прийти туда было легче, чем взяться за оружие. В России же власть никогда с народом не торговалось, не обхаживала его, рассуждают адвокаты.

Адвокат Рустам Чернов предлагает вспомнить исконные традиции российской адвокатуры.

- На Руси, в дореволюционной России, в Советском союзе никогда традиций с атрибутикой не существовало. Что было? До монгольского вторжения были судоговорения, суды божием поединком – драка на копьях в чистом поле, по-простому говоря. В монгольские времена появляется федеральный центр в Орде, с 1310 года в Ставке по мусульманским традициям справляются суды шариата по Карану. Что это за суды? Князья друг друга за ярлык закалывали, вот и всё.

С реформами Петра I переняли традиции неметчины: стряпчие, целовальники и всякого рода мундиры при царском дворе вершили своё правосудие – больше, конечно, просто грамотами обменивались друг с другом, простой же люд мог только «челом бить» перед царем в смутной надежде облегчить свою участь. При Синоде появляются инквизиторские процессы. В Российской Империи при Александре II в 1864 году появляются, казалось бы, первые человеческие зачатки правосудия - присяжные поверенные. Но при Владимире Ленине выходит Декрет «О суде» - фактически это ликвидация и этих проклюнувшихся зачатков адвокатуры.

Новый Уголовно-процессуальный кодекс 2002 года дарил надежду, но недолго. В 2019 году в России поправками Клишаса фактически узаконили запрет на профессию за этические проступки. Адвокатов превращают в госслужащих – мы называем это «законом о кастрации адвокатуре». Он сразу же стал активно действовать, разбирались бы с адвокатами и дальше, если б дело поважнее не началось [спецоперация], - подытоживает адвокат по уголовным делам, член Адвокатской палаты Москвы Рустам Чернов.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх