На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Новые Известия

1 317 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр Радченко
    Честно - уже так надоели эти фильмы, точнее, диссонанс между сотрудником нарисованным, прям идеальным и тем, что в го...Детектив или филь...
  • Античубайс777 родионов
    Разрешите вас перебить", — обратился Штирлиц к группе беседовавших  иностранцев в руководстве российских компаний. Вы...Иностранцы в руко...

Мурино - не мурло. Самый знаменитый человейник России потребовал независимости

Александр Дыбин

О городе Мурино, который отделяет от Санкт-Петербурга только кольцевая дорога, написана и снята масса репортажей. Это место – концентрация урбанистических страшилок: человейки, пробки, нет тротуаров, дворы-парковки, засилье ларьков и алкомаркетов, а так же отсутствие культурного досуга и медицины.

В Мурино большие сложности с транспортом: сел в машину и уже оказался в пробке. Вышел из вагона метро и встал в конец очереди на маршрутку. Тем не менее, за 10 лет из небольшого пригородного села Мурино превратилось в город с населением в 100 тысяч человек. Сюда за относительно дешевыми квартирами едут как жители Петербурга, так и жители других регионов страны, для которых переезд в Мурино равно переезду в Северную столицу.

В декабре 2022 года депутаты Мурино начали обсуждать вопрос о повышении статуса муниципалитета с городского поселения до городского округа. Сейчас административно Мурино входит в состав Всеволжского района Ленинградской области, а предлагается сделать город отдельным округом, который будет равноправным по отношению к районам. Зачем это нужно? Двух словах: ради денег и власти. Сейчас городское поселение обладает небольшим кругом полномочий, в первую очередь отвечает за содержание и уборку территории и дорог, а так же может заниматься культурным досугом горожан: проводить праздники и подобные мероприятия. Деньги на это спускаются из районного бюджета. Можно заявляться на госпрограммы, например, на строительство или ремонт дорог, но это опции, и все нужно согласовывать с районным начальством. В случае с городским округом, Мурино получит весь спектр полномочий муниципалитета второго уровня. А там разброс от спорта до мобилизационной работы. Где на это взять денег? За это голова будет болеть уже у областного центра, так как все равно бюджеты муниципалитетов по большей части дотируются из областного.

Как рассказал «Новым известиям» автор инициативы депутат Александр Баркевич, изначально вопрос отделения от старшего брата хотели обсудить внутри совета депутатов, только потом выносить вопрос официально. Но после первого обсуждения тема вышла в публичную плоскость.

«Пару лет назад Мурино из сельского поселения стало городским, - говорит депутат, - и это дало определенный толчок развитию, появился отдел полиции, начали строить больницу. Мы хотим развиваться дальше. Есть такой подход, что городу миллионнику нужно метро. А у нас город вырос до 100 тысяч населения, нам нужны социальные и общественные объекты: суд, прокуратура, ФМС, налоговая. В городском округе они появятся быстрее, а в городском поселении, может быть, никогда не появятся».

По словам депутата, нынешнее положение дел не удобно ни жителям, ни чиновникам из местной администрации. Добираться до районного центра Всеволжска, который по населению меньше Мурино, сложно как на машине, так и на общественном транспорте. В первом случае нужно петлять по развязкам, во втором – прямого сообщения просто нет.

«Мы говорим об удобстве жителей, - рассказывает Александр Баркевич, - мы рассчитывали, что получим новый статус в рамках реформы МСУ, которую анонсировали в прошлом году, но сейчас она в непонятном состоянии, и мы решили запустить этот процесс сами. Думаю, что самостоятельность повысит управляемость территории и сделает жизнь горожан проще. У нас молодой город это даже психологически странно, подчиняться Всеволжску. Жители, на мой взгляд, отреагировали положительно. Внутри совета идет бурная дискуссия. Сейчас готовим документы, чтобы выходить с инициативой на областной уровень».

Активистка из Мурино, администратор популярной группы «За социальное Девяткино» Екатерина Чирикова согласна, что город уже дорос до самостоятельности.

«Мы давно переросли статус районной окраины, с которой за любой ерундой надо ездить в «райцентр», - говорит она, - причём даже транспортной доступности нормальной нет: немного автобусов строго по расписанию, или с пересадкой на двух электричках. Ездить туда приходится не только жителям, но и сотрудникам муринской администрации, что тоже только крадёт рабочее время. Пример - город мог бы сам зарабатывать на штрафах, но административная комиссия во Всеволожске. Там же суд, налоговая и т.п. Вся полнота власти должна быть здесь - в Мурино. Нам не нужен районный надзор и контроль – выросли».

Политический фактор

Мурино на политической карте Ленобласти - территория протестная. Три года назад «Единая Россия» с треском проиграла муниципальные выборы. Большинство победивших кандидатов выдвигались от партии «Яблоко», что сразу задало тон отношениям между советом депутатов Мурино и районным начальством. В последствии, правда, депутаты от «Яблока» открестились и сейчас позиционируют себя как независимые депутаты. Но осадочек остался.

В беседе с корреспондентом «Новых известий» глава Всеволжского района Андрей Низовский высказал сомнение, что у депутатов из Мурино что-то получится.

«От района этот вопрос никак не зависит, если совет примет решение и это утвердит ЗАКС, то они начнут этот процесс, мы на него повлиять не можем, - сказал Низовский, - но я не вижу перспектив, это глубоко дотационная территория, так как там нет предприятий. Мы и так им постоянно помогаем деньгами: на дороги на уборку, как они будут сами зарабатывать? Что касается совета депутатов, то отношений с ними нет, и уважения нет. В первую очередь из-за того, что глава в бегах».

Этот пассаж касался главы муниципалитета Дмитрия Кузьмина, которому несколько недель назад представители военкомата пытались вручить повестку в рамках частичной мобилизации во время заседания совета. Процесс снимали на видео, депутат попросил прийти после заседания. Но потом найти его не смогли. СМИ сообщали, что он скрылся, но сам Кузьмин в чате жителей Мурино заявил, что никуда не уезжал и продолжает работать. Но как бы там не было, отношения между муринскими депутатами и районными чиновниками испортились задолго до этого эпизода.

Не видит перспектив в независимости и житель города, основатель информационного проекта «Музеи Мурино» Павел Синявин. По его словам, нынешний состав депутатов еще не выполнил предвыборные обещания, чтобы браться за такой проект как «городской округ».

«Если опустить политику и партийные дела, - говорит он, - то нужно посмотреть, с какими обещаниями они шли на выборы, и что из этого за три года выполнили. Например, обещали организовать в каждом доме совет жителей, сделать улучшение по тарифам. Но этого ничего нет Я их расцениваю как непоследовательных ребят. Все познается по плодам, а если их нет, то почему я должен им доверять? Они заявляют, что появится больница, пенсионный фонд, налоговая, суд и прочее. А откуда мы на это будем брать деньги? Это процесс не быстрый, это игра вдолгую, а то, что они показали за три года правления, меня не убеждает. Например, история с инициативным бюджетированием, где нужно было взаимодействовать с Ленобластью. Жители выходили с инициативой внедрить это и у нас, но совет депутатов несколько раз это блокировал. Нам приходилось самостоятельно выходить на губернатора и просить. Обещали сделать дизайн-код. Но ушли в суды, в итоге фирма отжала два миллиона рублей у администрации. И получились красивые картинки, которые приложили к правилам благоустройства. А сейчас Ленобласть разрабатывает свой дизайн-код. Просто потеряли два миллиона. Отделение от района. Не продуманно это на 250 шагов вперед и просто нереализуемо».

Политконсультант Ярослав Игнатовский согласен с тем, что политическая мотивация в этой истории довлеет над житейской.

«Есть дилемма: с инициативой выступают депутаты, которые властью воспринимаются как оппозиционные. Мы знаем про давнее противостояние совета Мурино с администрацией района, - говорит эксперт. - Но логика тут все же ест. В первую очередь экономическая. В Мурино живет больше 100 тысяч человек, но сложно его назвать полноценной частью Всеволжского района. Финансирование. с которое идет из бюджета района на 100-тысячное Мурино – это 650 миллионов. Сумма не велика. Учитывая плотность населения, город может считаться Химками или Балашихой Ленинградской области. Но я сомневаюсь, что совет способен будет пролоббировать подобное решение. Другой вопрос, если сообщество жителей выступит и их голос будет значительный: не несколько человек, а тысячи людей. Если будет представлен план как будет развиваться Мурино. как городской округ. Тогда их голос может быть услышан».

В поисках идентичности

Полноценный город - это не только дома и дороги. Это в первую очередь люди, которые, ощущают себя горожанами. Есть ли в Мурино это самосознание, или люди считают себя жителями петербургского «спальника»?

Несмотря на всю критику, муринская общность все же формирутся. Например, местный житель Зульфат Валиуллин начал с поиска желающих присоединиться к уличным тренировкам, а теперь в его группе в ВК можно найти компанию и досуг на любой интерес: от настольного тенниса и настольных игр до совместных пробежек и походов в баню.

Работает на формирование муринской идентичности и противник независимости Павел Синявин, который проводит лекции и экскурсии по истории города, который оказывается, старше Петербурга. Но активист признается, что при богатой истории, с городской символикой в Мурино плохо.

«Да, у нас есть проблема что большое количество людей тяготеют к Санкт-Петербургу, но есть и те, кто интересуется местом, где живет, - говорит Павел Синявин, - я пытаюсь популяризировать историю города. Например, тут было первое в России поле для гольфа, крестьяне в Мурино на 20 лет раньше получили освобождение от крепостного права благодаря Воронцовым. Таких исторических фактов, на которых можно было бы строить отношение к городу, много. Но есть и странности. Один из символов Мурино - памятник Менделееву на бульваре Менделеева. Люди каждый день ходят к метро мимо него. А Дмитрий Иванович никакого отношения к истории города не имеет и никогда тут не был. Почему он стал символом? Не понятно».

Согласен с тем, что городское сообщество еще не сформировано до конца и инициатор отделения депутат Александр Баркевич.

«Жители Мурино - неоднородная общность, значительная часть снимает жилье, они воспринимают это место как часть Петербурга, как спальный район. И им важно, чтобы убирали улицы, было отопление и работало метро, - говорит он, - но есть и жители, которые рассматривают Мурино, как своей дом. Это молодые люди, которые переехали из Питера или других регионов. И они настаивают, что город должен соответствовать современным требования по благоустройству и управлению. Это и привело к результату на выборах: у нас молодое население, которое ищет что-то новое».

Проблему создает и историческое разделение Мурино на западную и восточную часть. На востоке – есть остатки деревни, старая застройка и частный сектор. Запад – исключительно новостройки. Они отделены железной дороги и никакой связи ни физической, ни ментальной между жителями одного муниципалитета нет.

«В западном Мурино большая часть постоянного населения, конечно ощущает себя питерцами, - говорит активистка Елена Чирикова, - они изначально ехали «в Питер», просто немного за КАДом. Но для меня Мурино - это конечно не Питер, это другая планета со своей атмосферой. Есть ли у остальных самосознание? У тех, кто живёт в старой части - Оборонная, Медвежий стан, весь частный сектор - у них точно есть. Но город наступает, и они в меньшинстве. В западном Мурино - самосознание есть только у кучки активных граждан, строчащих коментарии в группах. Большинству же всё до лампочки - они или снимают здесь квартиры, или живут в ожидании переезда в более комфортное место".

Но даже жители западного Мурино могут мобилизоваться при внешней угрозе. Так было летом прошлого года, когда жители выступили против строительства фудмола на бульваре Менделеева. Люди буквально на руках вынесли с площадки строительный вагончик и после этого строить там больше не решались.

Кто оплатит самостоятельность?

Главный вопрос, которым задаются все опрошенный нами жители Мурино и эксперты: кто будет оплачивать независимость муниципалитета? В Мурино нет крупных предприятий, которые могли бы давать налоги и рабочие места.

Экономист Дмитрий Довженко отмечает, что у муниципалитета в принципе не так много возможностей заработать, а у Мурино этих вариантов еще меньше.

«Если на территории есть крупный пользователь земли, кто будет платить земельный налог и налог на прибыль, тогда есть смысл отделяться и требовать самостоятельности, - говорит эксперт, - если нет, то, что остается такому городу? Налог на прибыль от небольших компаний, налог на землю от домохозяйств, упрощенка, патенты, НДФЛ. Нужно все считать и прикидывать. Будет ли областной бюджет делиться налогами или помогать в виде трансфертов? Есть смысл в отделении, если есть земля, которой можно распорядиться. Если этих факторов нет, то перспективы весьма сомнительны. Если не понятна налоговая база, то кормить еще один муниципалитет – это слишком дорого. Вообще всегда в таких историях есть подспудное желание маленького образования получить какие-то выгоды от большого. В данном случае от Петербурга. Есть механизм агломерации, когда создается общая транспортная система, синхронизируется налоговая политика, зонирование и тому подобное. Но я не видел успешных примеров создания агломерации, потому что в конечном счете все упирается в дележку денег. Кому и сколько достанется. Поэтому все агломерационные процессы сводятся к тому, что жители пригорода «садятся» на городскую инфраструктуру: транспорт, прикрепляются к городским школам, больницам и т.п.»

Политический психолог Александр Кофисахор так же указывает на то, что в Мурино нет предприятий, на которые муниципалитет мог бы опереться.

«Местные депутаты хотят больше самостоятельности и меньше зависеть от начальства, чувствовать себя хозяевами положения, - говорит он, - трудно говорить о перспективах, есть ли там производства, которые могли бы приносить в бюджет деньги. Иначе он будет пустышкой. Пока это выглядит не более, чем амбиция местной власти и областное руководство, думаю, найдет способу повлиять на них. Иначе они будут постоянно требовать деньги, и шантажировать область. Если бы Мурино давало в бюджет района миллиарды, тогда можно было бы требовать самостоятельности, но пока там этого нет. И городу расцветать не из чего».

Активистка из Мурино Елена Чирикова считает, что в городскую орбиту можно вовлечь соседние поселения, где как раз есть крупные предприятия. Другой вопрос, зачем это поселениям?

«Я поддерживаю отделение с включением в Мурино посёлка Бугры и деревни Новое Девяткино, так было бы экономически проще, в Мурино мало своих источников дохода, а Новое Девяткино, например, это «Северная ТЭЦ» и «Турбоатомгаз» в общую налоговую копилку, - говорит активистка. - Несколько лет назад нас всех так и планировали объединять. Но, видимо, не все главы были готовы. Хотя и без этого тоже поддерживаю, начало - половина дела. Где взять деньги на самообеспечение? А где раньше брали на район, там и взять: постепенно повышая в городе налоги на имущество до уровня Санкт-Петербурга. Пополняя бюджет за счёт штрафов. Мы на одних штрафах за нарушение тишины озолотимся. Я не депутат, и прицельно бюджет не считала, но учитывая, что сейчас он не дотягивает до 700 миллионов - можно смело множить на 6. Такая сумма нам нужна для развития. Для примера - город Кировск Мурманской области, там население около 30 000 человек, а бюджет - почти 3 миллиарда. Знаю жителя Мурино, который переехал оттуда и удивляется: маленький город, и там все есть: школы, больница, налоговая, а в Мурино такое население и ничего нет».

Депутат Александр Баркевич согласен с тем, что вопрос денег ключевой и требует изучаения.

«Мы только начали прорабатывать этот вопрос и по деньгам, и по полномочиям, - говорит он. - В этом году прошла переоценка кадастровой стоимости значительной части домов, и налог должен существенно увеличится. Мы не можем быстро повышать налог, но если бы сейчас платили, исходя из реальной стоимости кадастра, то бюджет получал бы дополнительно 400 миллионов. Налоговая база еще будет меняться. И что будет через 2-3 года, говорить рано. В любом случае, что наш город, что район получают большую часть денег в виде дотаций. Вопрос в том, сколько получим мы на свои нужды. Да, у нас небольшая площадь и нет предприятий, но это и плюс. У нас нет длинных дорог, которые надо содержать, нет отдаленных поселков, которые надо обеспечивать. Но есть и свободная территория, которая еще будет застраиваться, и обеспечивать бюджет деньгами».

Варламов был не прав?

«Всё Мурино - одна сплошная проблема, - говорит активистка Чирикова, - глобально здесь ничего не изменишь. Это прежде всего касается западного Мурино, где застроен каждый клочок. Но его можно сделать чуть более комфортным для жизни: озеленить, уборку нормально делать. Тротуары и дороги здесь уже не расширить - всё застроено. Метро в часы пик перегружено, поэтому очень кстати были бы обещанные когда-то кольцо трамвая и ТПУ, нормальный велопешеходный доступ в Петербург вместо нынешней “народной тропы”. Что касается поиска земли и помещений для всех тех учреждений, которых в городе нет. То под отдел полиции земли тоже не было. И ничего, нашли и выкупили участок, когда надоело слушать возмущение жителей о невозможности дождаться наряд. Здесь нет ни кинотеатра, ни крупных торговых центров. Развлекаться, закупаться, в рестораны и т.п. люди едут в Петербург, стоя в тех же пробках».

О страданиях жителей Мурино страна узнала из обзоров блогера-урабаниста Ильи Варламова. Город принято называть «гетто» и пророчить «человейникам» мрачную судьбу - упадок и снос. Интересно, что в беседе с корреспондентом «Новых известий», не согласны с урбанистами и депутат Баркевич и глава района Низовский, чьи политические взгляды диаметрально противоположны.

«Вы сами были в Мурино? Это стереотип, что там гетто. Это отличный город, и все, что нужно, там все есть. Единственное – это метро, в час пик не хватает пропускной способности. А все остальное – отлично. Больница строится. Учитывая стоимость жилья, это отличное место. Там есть и природа, те же озера вдоль Токсовского шоссе. Люди из Петербурга продают комнаты в коммуналках, берут ипотеки и туда переезжают. Да, хотят, чтобы было все сразу было. Но так не бывает», - сказал глава района.

Александр Баркевич считает, что Мурино давно не соответствует варламовским оценкам.

«Он был у нас несколько лет назад. Но город до сих пор строится, во время стройки всегда есть проблемы бытового характера: где-то улица недостроена, где-то техника шумит, где-то застройщик обанкротился. Такие проблемы в новом городе будут. У нас даже деревьев взрослых нет, их только посадили. Но в этом есть и свои плюсы, мы можем вовлекать в этот процесс жителей. Создавать среду на современном уровне. Ситуация меняется и дальше город будет только лучше», - говорит депутат.

Доцент кафедры государственного и муниципального управления РАНХиГС Санкт-Петербург, кандидат политических наук Екатерина Кузнецова считает, что против Мурино работает еще и ментальность жителей. Они не считают эту территорию домом.

«Многие жители не рассматривают Мурино как конечную точку, они приехали сюда не жить, а пожить, накопить на более комфортное жилье, - говорит эксперт, - при этом для многих даже такие дома в такой среде – это повышение качества жизни. Особенно для тех, кто приезжает из регионов. Это мотивирует их требовать еще больше коммунальных благ, но Мурино их дать не может. Исправлять такие ошибки, которые сделаны при застройке Мурино всегда сложно. Это требует взаимодействия Петербурга и Ленобласти. На обывательском уровне жители Мурино вообще хотели бы стать частью Петербурга. Но зачем это городу? Им нечем заинтересовать Петербург. Поэтому думаю, что предложение депутатов о самостоятельности носит скорее декларативный и политический характер, чем конкретный. Поднимая этот вопрос, они как бы говорят, что, по их мнению, Всеволожский район и Ленобласть не справляются со своими обязательствами. При этом кто именно устанавливает стандарт качества предоставления услуг, и почему они считают, что поменяв принадлежность, сами смогут обеспечить выполнение этих стандартов? По населению, наверное, Мурино уже доросло до отделения. Но если говорить о доходной части бюджета и инфраструктуры, вряд ли. Что они будут делать, если вдруг это решение одобрят? Откуда будут средства на все, что им недодает Всеволжский район? Но все же это сигнал и властям надо идти на встречу и Петербургу, и Ленобалсти совместно решать проблемы Мурино, в первую очередь транспортную. А Ленобласти нужно изучать этот опыт, чтобы не создать новые Мурино там, где планируют строить жилье в ближайшие годы».

Несмотря на всю полемичность темы, инициатор отделения Мурино Александр Баркевич настаивает, что рано или поздно все стороны придут к тому, что городу нужна самостоятельность.

«Это просто неизбежно, - говорит он, - у нас к 2030-му году планируется 250-300 тысяч жителей. Такое образование уже не сможет жить в рамках района. Надо думать о будущем, а не говорить о том, что есть сейчас. Думаю, что районные власти тоже это понимают. А негатив связан с тем, что они переходят на личности. Относятся к этому не как к предложению, которое надо рассмотреть, а как к предложению конкретных людей. Мы хотим обсуждать это объективно без перехода на личности. Я читал комментарии, что мы против России и в таком духе, но это не соответствует действительности, я – патриот, и никакого отношения к либералам не имею. Мы избирались, как жители Мурино, живем тут и заботимся о жителях».

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх