Новые Известия

881 подписчик

Свежие комментарии

  • Сергей Роженко
    КГ/АМЯзык как скрепа. ...
  • александр априщенко
    Конечно, этой барышне виднее, по молодости лет, Ей можно в Думе почивать на лаврах и до 100, Но видно, совести у особ...Депутат Госдумы Ж...
  • Михаил
    Наглеют потому что нет реального отпора ,какая то вялая и бесхребетная политика ,а людей убивают ,крадут и издеваются...Поклонская назвал...

Евгений Понасенков рассказал, как стал для расчленителя Соколова Анной Стрельниковой

Евгений Понасенков рассказал, как стал для расчленителя Соколова Анной Стрельниковой

Понасенков откровенно рассказал о своем розыгрыше на «Канале здравого смысла" в Ютубе.

«Конечно, не существует никакой Анны Вадимовны Стрельниковой, сотрудницы – или бывшей сотрудницы – Института мозга имени Бехтеревой.

Она всего лишь продолжатель лучших традиций femme fatale Жанны Рузавиной. И, как и Жанна Рузавина, большой учёный, нейрофизиолог Стрельникова – это я.

То, что я удачлив и придумал гениальную вещь – это нормально.

Поразительно другое – человеческая глупость, вера в невозможное, тотальное невежество….

Как вы уже поняли, я вступил в новую шуточную переписку с печально-известным бывшим доцентом СПбГу Соколовым и представился в этот раз сотрудницей Института мозга имени Бехтеревой.

И в этой переписке предположил, что я – то есть уже настоящий Евгений Понасенков – обладает какими-то невероятными методиками дистанционного воздействия на действия, поступки человека, находящегося в другом городе.

И Олег снова купился на это! Он снова поверил!

Я не могу показывать его ответ по юридическим причинам; это тайна переписки. Почерк его, не то, что корявый, не то, что хаотичный, но уже, мне кажется, выражает определённые психические проблемы...

И со всем уважением к Анне Вадимовне, как и в прошлый раз к Жанне Рузавиной, - к слову, как видите, я пошёл на «повышение», ведь сначала была сотрудница ресторана, а сейчас человек со степенями, учёный из Института мозга… Словом, из текста, по эмоциям Олега явствует, что он совершенно точно поверил.

И больше ничего, как в песне Анны Герман. Поверил в эту ахинею!

И в этой связи у меня, конечно, вопросы. Ну, ладно, сам Олег, что с него взять: как говорится, с Соколова молока...

Но кто же его взял на работу? Вот, СПбГУ… Вы представляете, что в XXI веке доцент,- ну, пусть там мелкая, дешёвая ставка, – но доцент поверил в то, что существуют методики вот такого дистанционного воздействия на действия человека!

Это ведь абсолютное незнание каких-то базовых вещей, биологии и так далее. Это уже вопросы к ректору Кропачеву, и ещё там есть начальник, который с трудом изъясняется на русском языке, он чуть ли не угрожал мне – им я займусь как раз после посадки Олега.

Но, так или иначе, это феноменально.

Вот я – феноменален в талантах, а он феноменален в бездарности. Он феноменально бездарен!

Каким же надо быть придурком, чтобы сначала поверить в письма Жанны Рузавиной, а затем в письма Стрельниковой Анны Вадимовны!

Но для объективности отмечу, что я, конечно, очень сложный соперник. И как я всё это придумал, это действительно блестяще.

…Образ Стрельниковой я придумал за десять секунд. Это даже не нейрофизиолог, а нейролингвист.

Придуманная мною Стрельникова, занимающаяся нейролингвистикой, как раз не нашла себя в жизни после распада СССР. Она очень сожалеет об этом, она клянёт Горбачёва и всю эту "кодлу". Типичный образ советской, совковый лузерши, который очень ложится на психику другого «совка» - то есть Олега.

И, конечно, я должен попросить прощения у директора Института мозга – Михаила Дидура. В письме я написал, что Понасенков, видимо, от Дидура узнал об этой «методике».

Я, конечно, Дидура в глаза не видел. Надеюсь, что у Института мозга хватит мозга, чтобы не обижаться на шутку коллеги-учёного, историка.

…Понимаете, в чём дело: ушли все мои коллеги и друзья, - хотя они все старше моих дедушки и бабушки, - с кем я работал, дружил. Не стало Юрия Петровича Любимова, а я – последний живой режиссёр, с которым Юрий Петрович работал, как актёр. Ушёл Табаков. Не стало Аллы Николаевны Баяновой, с которой в последние годы мы дружили; Шмыги Татьяны Ивановны тоже…

Вся эта плеяда – фантастическая, яркая, театральная, эстрадная – ушла. И мне стало невероятно скучно...

Сегодняшний театр это убожество, это потеря стиля, техники, эстетики… Поэтому я вынужден как-то вот так вот играть в жизни, какие-то делать сценки. Вот с Олегом делаю сценки. Он как-то к этому очень располагает. Печален на ум, но зато это очень крупный жест, крупный звук… Сейчас ведь в театре нет звука, нет поставленного голоса.

А он так орёт, как может быть, раньше кричали «На дне», у Горького, во МХАТе, в Малом театре, в других постановках… Старая актёрская школа по децибелам.

То он играет плаксу, как баба плачет; то угрозы выкрикивает. Срам невероятный! Как баба. Но… Актёрская профессия – она ведь двуполая. В этом смысле он очень соответствует и располагает к тому, чтобы с ним играть в какие-то такие “мизансценки”.

…Эту шутку я, знаете, сделал, в том числе… Но не ДЛЯ прессы, а ИЗ-ЗА бездарности прессы, ретранслирующей, абсолютно не думая, без ума, без совести, без чести всю бредятину, которую несёт убийца и его защищающие, такого же морального уровня, существа.

Поскольку они и сейчас – это я, понятно, заранее пишу – распространяют информацию о некой Стрельниковой, соответственно, они тоже пролетели, как фанера над Парижем. И вот это и их позор тоже. Заслуженный ими.

Потому что думать надо. И не надо пиарить всякую нечисть. Если какой-то убогий тип порезал сожительницу – не надо об этом писать, он никто и звать его никак.

Ну, вот. Так что - привет вам из Института мозга!»

Посмотреть видео Евгения Понасенкова можно здесь и здесь.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх