На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Новые Известия

1 317 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр Радченко
    Честно - уже так надоели эти фильмы, точнее, диссонанс между сотрудником нарисованным, прям идеальным и тем, что в го...Детектив или филь...
  • Античубайс777 родионов
    Разрешите вас перебить", — обратился Штирлиц к группе беседовавших  иностранцев в руководстве российских компаний. Вы...Иностранцы в руко...

Бурные воды «Тихого Дона»: споры об авторстве великого романа не утихают

Сергей Баймухаметов

Это уже шестое издание. Предыдущие, с 1995 года, выходили под названиями «Кто написал «Тихий Дон», «Как я нашел «Тихий Дон», «Кто написал «Тихий Дон?». Хроника литературного расследования».

Лев Колодный вновь и вновь утверждает авторство Михаила Шолохова. Но вот парадокс: возникшие в 1970-е годы новые споры-слухи об авторстве «Тихого Дона» утихли, однако каждое издание книги Колодного так или иначе возбуждает к ним интерес.

В недавнем интервью популярной газете он напомнил, что его очерки о найденных еще в 1984 году рукописях «Тихого Дона» газеты «Правда» и «Известия», авторитетные журналы и издательства отказывались печатать. То есть такой был тайный общий настрой - не верили в авторство Шолохова?

И только в 1991 году в «Московской правде» появилась статья «Вот она, рукопись «Тихого Дона»!» Затем статьи в «Рабочей газете», в журнале «Москва», в «Вопросах литературы». В 1995-м издательство «Голос» выпустило тиражом 5000 экземпляров книгу «Рукописи не горят».

Слухи о плагиате, о присвоении чужой рукописи возникли сразу же после печатания первых глав «Тихого Дона» в журнале «Октябрь» - с января 1928 года. В некоторой степени их катализировал сам главный редактор журнала, знаменитый пролетарский писатель Александр Серафимович. Еще в ноябре 1927 года, на банкете в честь десятилетия Октябрьской революции, Серафимович провозгласил: «Друзья мои! Вот новый роман! Запомните название - «Тихий Дон» и имя - Михаил Шолохов. Перед вами великий писатель земли русской, которого еще мало кто знает. Но запомните мое слово. Вскоре его имя услышит вся Россия, а через два-три года и весь мир!»

Но в ноябре 1917 года в редакционном портфеле лежали только первые три части первого тома. (Всего в романе будет 8 частей.) Первый, второй и третий том печатались в «Октябре» до 1932 года, четвертый том выйдет в «Новом мире» в 1937- 1940 годах. А по складу речи Серафимовича выглядит, что он говорил уже о законченном романе, оценив его эпическую мощь, мировой уровень.

Поскольку в литературных кругах возникли кривотолки, в 1928-1929 годах была создана комиссия Российской ассоциации пролетарских писателей (РАПП) под председательством Александра Серафимовича. Итоги ее работы в подробностях не известны. Есть опубликованное в газете «Правда» от 29 марта 1929 года письмо за подписью руководителей РАППа Александра Серафимовича, Леопольда Авербаха, Владимира Киршона, Александра Фадеева и Владимира Ставского:

«Врагами пролетарской диктатуры распространяется злостная клевета о том, что роман Шолохова является якобы плагиатом с чужой рукописи… Пролетарские писатели, работающие не один год с т. Шолоховым, знают весь его творческий путь, его работу в течение нескольких лет над «Тихим Доном», материалы, которые он собирал и изучал, работая над романом, черновики его рукописей».

Отметим два важных момента, обозначенных в статье

Природа писательства такова, что автор не может не поделиться замыслом с окружающими, друзьями, посетовать на сложности работы. От замысла, от акта творения грандиозного романа должны были расходиться волны в тогдашнем литературном море и мире. Однако свидетельств современников нет. Допустим невероятное: Шолохов создавал великую эпопею в полной тайне – никому ни слова. Но ведь члены комиссии РАППа в газете «Правда» утверждали: «Пролетарские писатели, работающие не один год с т. Шолоховым, знают… его работу в течение нескольких лет над «Тихим Доном».

Кто эти пролетарские писатели? Где их свидетельства? Их почему-то нет.

Второй момент - рукописи. На комиссию РАППа были представлены «черновики его рукописей».

Отметим: на рукописи, на первой странице части первой точно обозначена дата - 2 июля 1927 года. Окончание работы. Шолохову - 22 года.

Однако и сами рукописи ничего не доказывают. Любой человек, будь он автор, будь плагиатор – в любом случае отдал бы книгу на перепечатку машинистке, написав или переписав ее своей рукой.

Обнаруженные и приобретенные Институтом мировой литературы через 70 лет рукописи - это, в общем-то, не черновики, а беловики, тексты, написанные и рукой Шолохова, и переписчиками - с небольшой правкой Шолохова. Даже директор ИМЛИ Феликс Кузнецов, убежденный сторонник авторства Шолохова, невольно проговаривался: «Рукопись «Тихого Дона» по своему характеру отмечена явными признаками черновиков…» То есть не черновик, а только «признаки черновика»?

Ирина Медведева-Томашевская, Александр Солженицын, Рой Медведев, Светлана Макарова и Андрей Макаров в нашумевших (у нас они, разумеется, не издавались, и потому порождали еще больше слухов) исследовательских работах 1970-х годов строили свои сомнения в авторстве Шолохова именно на отсутствии черновиков. Повторим: их обнаружили в 1984 году.

Но и черновики – лишь небольшая часть неизбежных бумаг. Такая эпопея требовала колоссального подготовительного труда по сбору материала. Шолохову к началу работы над романом - 20 лет, он не обременен образованием, знанием мира. В романе действует более 250 реальных лиц, исторических персонажей (их судьбы надо было знать, собирать материалы), события разворачиваются во время Первой мировой и Гражданской войн, в больших и малых городах, на фоне передвижения войск, общей военно-политической ситуации в стране и в мире. (В Первую мировую войну Шолохову 9-11 лет, в Гражданскую – 13-15 лет.) Он мог потом уже набирать материал, делать выписки из документов, газет, книг и т.д. То есть - не мог их не делать.

Но их нет. И хотя в заявлении РАППа утверждается: «Пролетарские писатели знают материалы, которые он собирал и изучал», их нет. Да, бытует признание Шолохова (1955 год), что он все бумаги сжигал. Но зачем ему это делать, помня историю подозрений 1928-1929 годов?

Еще один сложный момент: где были рукописи все эти десятилетия? Они после комиссии 1928-29 годов «затерялись». Почему не были сданы в архив, как положено по законам бюрократии? Прежде всего - для того, чтобы давать отпор злопыхателям. История исчезнувших и обретенных рукописей противоречива: то они в войну сгорели под бомбежкой (хотя дом Шолохова в Вешенской был цел и невредим), то некий танкист что-то нашел, хранил в танке и передал автору, то, наконец, они обнаружились в Москве в 1984 году.

Лев Колодный отвечает: «Они хранились в квартире вдовы фронтовика Василия Кудашева, не вернувшегося с войны писателя, лучшего друга Шолохова».

Но почему Матильда Емельяновна Кудашева не предъявила их, например, в 70-е годы, когда за рубежом вышли книги, с которых началась новая волна обвинений Шолохова в плагиате?

И сам Михаил Шолохов знал о своих рукописях, хранящихся у Кудашевой. Но почему не сказал об этом в 70-годы, чтобы раз и навсегда положить конец мировым кривотолкам? Чтобы защитить свое авторство, свою честь и достоинство. Ведь он - мировая литературная величина. Слава и гордость СССР, советской литературы.

Более чем странно. Были какие-то сомнения в этих рукописях? Их нельзя было показывать?

И - побочный сюжет. Бывший советский гражданин Владимир Назаров, внучатый племянник последнего атамана Всевеликого Войска Донского генерала Назарова, с 1973 года израильский гражданин, литературовед Зеев Бар-Селла семнадцать лет назад издал книгу «Литературный котлован». Огромное исследование. В частности, есть там никем ранее не замеченные моменты шолоховского романа «Они сражались за Родину».

Один из героев романа, Звягинцев, рассказывает о своей жене, которая отличается буйным, истеричным нравом. Называет ее не Настя, не Анастасия, а исключительно - НАСТАСЬЯ ФИЛИППОВНА!

Затем появляется главный герой – рядовой бронебойщик по фамилии ЛОПАХИН. Вначале в яблоневом саду. Но потом яблоневый сад превращается в ВИШНЕВЫЙ САД.

А следом за ЛОПАХИНЫМ возникает старшина по фамилии ПОПРИЩЕНКО.

Здесь в одном ряду - персонажи с именами-фамилиями из «Идиота», «Вишневого сада» и «Записок сумасшедшего». (Поприщенко – Поприщин).

Это все равно, что назвать своих героев Лариной, Печориным и Чичиковенко.

Возможно, у Шолохова просто сработало литературное подсознание. А возможно, кто-то неизвестный оставил такое зашифрованное послание потомкам.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх