Новые Известия

828 подписчиков

Свежие комментарии

  • Виктор Козодоев
    ума нет а к богу лезетПутин: условия со...
  • Люка
    умом не понять.. значит до 23 часов заразиться в кафе невозможно, а после 23х вирус начинает активироваться.... ей бо...Сидящим на скамей...
  • Алексей Сафронов
    В чём-чем, а в таком подходе к внутренним террористам (как сказал в январе этого года Байден о 5-й колоне), нам надо ...«Это 1937 год»: и...

Вопрос дня: чем грозит ужесточение правил оборота оружия?

Вопрос дня: чем грозит ужесточение правил оборота оружия?

Как известно, в связи с казанской трагедией Путин поручил срочно проработать ужесточение правил оборота оружия. И вот уже в понедельник 17 мая партия «Единая Россия» внесет законопроект об ужесточении требований для приобретения оружия и владения им. По словам главы думского комитета по информационной политике Александра Хинштейна, этим документом будут прописаны дополнительные основания для отказа на получение оружия по медицинским показателям. Медицинские комиссии будут действовать только в госучреждениях. Росгвардию планируется наделить правом проверять эти данные, а результаты освидетельствования будут существовать только в цифровом виде.

Пользователи социальных сетей обсуждают эффективность этой меры.

Так, живущий в США экс-голкипер сборной России по хоккею Илья Брызгалов пишет в своем канале, ссылаясь на богатый американский опыт:

«Своя правда и у тех, кто стоит на стороне оружия, и у тех, кто против свободного оборота оружия. Одни говорят: наше оружие — это наше право, оно даст возможность защититься от произвола государства. Другие говорят: посмотрите последствия огромного количества оружия на руках. Постоянная стрельба, в Америке. Здесь это как с добрым утром. Это ужасно!

Я поддерживаю тех, кто говорит, что нельзя продавать оружие без проверки человека.

У нас в Нью-Джерси это делают, я несколько раз эту проверку проходил. А есть штаты, где надзор сильно ослаблен, например, Теннесси, где по правам можно пистолет купить. И никто не проверяет людей на стабильность психики.

Здесь от оружия не отказаться, у американцев устойчивое мнение, что оружие должно быть, чтобы защитить свой дом и семью, а если что – и от государства. Вы не представляете, сколько здесь оружия у людей на руках. На 330 млн населения, наверное, столько же оружия есть. Даже если менять законы, как всё это изъять? Никто же его не отдаст, революция начнётся. Это неразрешимый вопрос. Да, это опасно, но люди себя чувствуют комфортно, когда в сейфе оружие и дом на сигнализации.

Никто тебя не спасёт от психа, террориста-одиночки. Что ты с этим сделаешь? Пришёл в молл или школу, откуда ты можешь знать, что такое случится? Здесь ничего невозможно сделать. Только ужесточить проверку тех, кто хочет купить оружие. И то остаётся риск – человек сейчас может быть нормальным, но никогда не знаешь, что может послужить триггером. Может, ему жена рога наставила, и у него крыша поехала. Или он все деньги потерял на бирже, и он обвиняет всех вокруг. От этого нельзя защититься…»

А вот питерский журналист Дмитрий Ежков сильно сомневается в том, что ужесточения как-то повлияют на ситуацию:

«У меня ружье - если официально, то двадцать лет. А если не официально, то еще больше. Я слушаю вождей и удивляюсь: они в какой стране живут? Все, что они предлагают, давно сделано.

Я ставил ружье на учет в 2000-м. Его подарили папе на день рождения, когда я был еще ребенком. Раньше ж на гладкоствол не нужно было никаких разрешений (и заметьте - никаких колумбайнов!) Папины друзья пришли в магазин, купили там ружье, прикрутили на приклад именную табличку и подарили ему.

Когда пришло время получать разрешение, никому и в голову не пришло заниматься этим: помимо ружья у нас в кладовке лежала винтовка 5.65 и спортивный "Марголин". Пистолет "Макаров" не лежал только потому, что папа его не любил за громкую стрельбу и сильную отдачу, называл гаубицей.

Я озаботился тем, что надо бы ружье зарегистрировать, когда оно оказалось у меня в доме. Мы с отцом приехали в разрешительный отдел и сказали: "Простите нас, мы больше не будем". Менты могли бы тут же отобрать ружье и еще штраф какой-нибудь выписать, но у них было хорошее настроение: они поставили ружье на учет и выдали разрешение. С тех пор каждые пять лет я продляю это разрешение, и с каждым разом делать это становится все труднее.

Сегодня проще убиться об стену, чем получить медицинскую справку на оружие. Выдает ее поликлиника частных охранников, но психиатра можно пройти только в районном психдиспансере, больше нигде. Психиатр не просто пытливо смотрит в глаза, а делает энцефалограмму. Не знаю, как в Казани, а мой районный психиатр эту энцефалограмму внимательно изучает. Какие еще государственные поликлиники им нужны? Что они собираются еще ужесточать? Все уже украдено - в смысле ужесточено, до них.

Что будет дальше, совершенно ясно. После того, как все охотники, спортсмены-стрелки и частные охранники (охраннику 6-го разряда положено нарезное оружие) встанут в многодневные очереди за справками, пышным цветом расцветет бизнес, где можно будет эти справки получить неофициально. Оружие еще быстрее, чем сейчас, будет уходить в нелегальный оборот. Этот колумбайнер купил ружье официально, а следующий просто купит его в подворотне за углом.

Вы думаете, что нелегального оружия на руках мало? Навалом. Это мы в больших городах заморачиваемся со всякими психиатрами и медкомиссиями, а в деревнях на все это забили - не наездишься в город к психиатру, да и дорого. Просто попрятали ружья, и все. А они там у каждого второго. И кстати, выводит оружие в нелегальный оборот та самая Росгвардия, которой поручают все это ужесточать и запрещать.

Делается это так. В Питере не очень распространено, а в Карелии обычное дело. Разрешение выдается на пять лет. И многие забывают его продлить. В разрешительном отделе видят, что срок истек и через неделю отправляют к хозяину наряд полиции. Те приезжают, говорят: "Мы ружье забираем. Можем оформить официально". Тут предполагается, что хозяин получит новую лицензию, заплатит штраф и заберет свое ружье. Но все прекрасно знают, что забрать ружье назад, если его изъяли, не просто сложно, а очень сложно. Не говоря о том, что его могут просто потерять по документам на складе. И менты предлагают другой вариант: человек пишет заявление об утрате (сгорело, утонуло), а менты платят ему небольшую копеечку - покупают у него это ружье. И многие соглашаются: в одном случае они ружье теряют, а в другом хоть что-то за него получат. Потом они оформляют новую лицензию и покупают новое ружье. А то уплывает в свободное плавание. Сначала менты с ним сами поохотятся. То, что оно не зарегистрировано, их не пугает: егеря не любят связываться с ментами. Потом продадут кому-нибудь. И все, так оно и пошло по рукам.

Так что, глупости все это. Полный неадекват и непонимание текущего момента…»

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх