На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Новые Известия

1 317 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр Радченко
    Честно - уже так надоели эти фильмы, точнее, диссонанс между сотрудником нарисованным, прям идеальным и тем, что в го...Детектив или филь...
  • Античубайс777 родионов
    Разрешите вас перебить", — обратился Штирлиц к группе беседовавших  иностранцев в руководстве российских компаний. Вы...Иностранцы в руко...

На складах пусто, кадров нет: швейные фабрики "зашиваются" от военных заказов

Екатерина Максимова

Официальный представитель Кремля Дмитрий Песков сегодня признался:в стране проблемы с экипировкой для участников СВО. "Они есть и сейчас, но принятые энергичные меры уже дают результаты", - заявил Песков. Премьер-министр Михаил Мишустин ранее призвал развернуть полномасштабное производство экипировки и обмундирования для мобилизованных мужчин.

И подчеркнул, что правительство выделило на эти цели допсредства.

А кто шить будет?

Исполнять указания придется российским предприятиям легкой промышленности. Профильный Союз текстильщиков указывает, что предприятий в отрасли, по официальным данным, всего 458. Это крупных и средних, в их числе 221 швейное производство. И это на всю страну. Почти все уже задействованы под нужды СВО, но большинство уже сейчас не справляются с неожиданно разбухшими портфелями заказов.

"Новые Известия" опросили представителей швейных фабрик, расположенных по всей стране. Оказалось, что вопросы, связанные с мобилизацией и проведением СВО, вгоняют участников рынка в ступор: 99 % собеседников просили не называть их фамилии и не упоминать производства.

Несколько собеседников дружно подтвердили: региональные чиновники "уже бегают, как ужаленные". "Нам и коллегам начали поступать запросы от региональных властей. Сверку проводят. Просят перечислить ассортимент того, что мы можем производить и производим. В отдельную колонку мы должны внести данные о запасах сырья. Все надо быстро, сроки заполнения - еще вчера. А какие запасы? Почти у всех на складах пусто. И кадров нет. И оборудования нормального тоже нет", - рассказала директор одного из производств Брянской области.

Директор Борисоглебской швейной фабрики Анатолий Горовой добавляет: "Мы всегда шили для вооруженных сил, для силовых структур, которые имеют потребность в форменной одежде. Все такие заказы и были, и сейчас есть только в рамках тендеров, в которых мы побеждали. И на запросы так и ответили: какие мощности существуют, такие и существуют. Мы не можем изменить объемы. И у нас, к сожалению, нет рынка труда в стране. Уничтожили учебные заведения профессионального образования, это не только наша беда".

Представитель одного из швейных производств в Ивановской также считает, что отрасль в том состоянии, в котором она находится сейчас, просто не в состоянии справиться с растущими объемами.

"Заказы по линии оборонзаказа идут просто лавиной. Сроки исполнения сжатые. А это вам не скатерти и постельное белье строчить. Мы на пределе. И давайте честно говорить: справиться российские фабрики с таким темпом не смогут. Очень большой объем заказов перекочевал в Белоруссию. А мы выше своей головы не прыгнем. Не потянем, даже если будем в три смены работать", - рассуждает директор одного из крупных производств.

Генеральный директор ОАО ХБК "Шуйские ситцы" Анна Богаделина настроена более оптимистично. "Наше предприятие является частью оборонно-промышленного комплекса страны. Объем заказов увеличился. Наращиваем мощности для исполнения гособоронзаказа, продолжаем исполнять обязательства по другим текущим контрактам", - уточнила Богаделина.

Сменили выкройки платьев на униформу и небольшие производства, точнее, частные мини-фабрики, которые до сентября шили в основном одежду по заказу брендов и даже не знали про нужды обороны.

"Появились новые заказчики. Это чаще ИП и юридические лица, которым нужно срочно, например, 10 тысяч штук разгрузочных жилетов. Или 50 тысяч балаклав, тысячи перчаток и аптечек. Видимо, они выигрывают какие-то тендеры, аукционы, а уже потом ищут исполнителя", - рассказал владелец одной из фабрик в Санкт-Петербурге. Цены таких контрактов он разглашать отказался, но, к примеру, стоимость одного жилета составляет около 6 тыс рублей.

"Да, очень много стало поступать заказов. Вот буквально вчера заказчик оплатил контракт: 50 тысяч спальных мешков, 30 тысяч комплектов термобелья, спальных мешков и формы. Все это безумие с заказами началось с 21 сентября", - добавляет владелец частной швейной фабрики из Москвы.

"НИ" обобщили характерные на текущий момент выводы участников рынка, "пришитых" к контрактам оборонзаказа:

-Прессинга со стороны региональных и федеральных властей нет. Пока только сверка мощностей. Но и помощи от властей тоже нет.

-Все контракты подтверждены деньгами. Проблем с финансированием у заказчиков нет.

-У исполнителей огромные проблемы с сырьевой базой. Легкая промышленность России десятилетиями привыкала пользоваться импортными тканями.

-Катастрофическая нехватка квалифицированных кадров и оборудования. Работать некому и при таких объемах - не на чем.

-Исполнители оборонных заказов боятся перспективы, что скоро их заставят работать в режиме "военного времени" со всеми вытекающими последствиями. Вплоть до экспроприации производства.

Президент Фонда "Центр развития региональной политики" Илья Гращенков отмечает, что для нужд СВО не хватает не только амуниции, которую легко сшить. "Бронежилеты, каски, приборы ночного видения... Это все издержки того, что экономика была не развита, а когда ее потребовалось мобилизовать, то оказалось, что это делается с очень низкого старта. Не с нулевого, но близкого к тому", - оценил политолог Гращенков.

Он также отметил, что пока российская легкая промышленность, даже при переходе на военные рельсы, еще работает по рыночной модели. "Не пришли же и не сказали, что сейчас вместо лифчиков будете шить форму. Выбрана все равно такая вот рыночная модель. Пока и юридически не закреплено военное положение, при котором есть механизмы экспроприации производств, принудительного труда итд. Вопрос сейчас только в качестве этого спешно сшитого обмундирования. Но пока, как я понимаю, решается количественный вопрос, а не качественный", - резюмировал Илья Гращенков.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх