Новые Известия

832 подписчика

Свежие комментарии

  • Василий Иванович
    Медведев предложи...
  • Alex Немо
    Ну таки строили в СССР более 30 лет тому назад. Нынешние хозяева жизни понятия не имеют как это поддерживать, их толь..."Газпром" сообщил...
  • Rusik Rusik
    Не хочешь сидеть в тюрьме, не нарушай закон а выражать своё мнение надо не на улице а на выборах голосуя за или против.Посадить всех: Лу...

"Чтоб я дивился трезвому уму": Григорий Марговский издал "Тетракатрены"

"Чтоб я дивился трезвому уму": Григорий Марговский издал "Тетракатрены"

АННА БЕРСЕНЕВА, писатель

ХХ век настолько избавил мировую поэзию не то что от твердых, но от каких бы то ни было внешних рамок вообще, что такая предопределенность стихосложения заставляет недоумевать: а зачем, собственно, на протяжении целой книги следовать одному формальному принципу, не начетничество ли это?

Опасение оказывается безосновательным. Григорий Марговский объясняет свое поэтическое решение не только интуитивным порывом («За три месяца я написал более сотни тетракатренов»), но и - в стихотворении «Печать» - осознанной потребностью именно в строгой форме:

Теперь они, шестнадцать строк подряд,

Естественности служат в этом мире,

Тоску и радость возведя в квадрат,

Рифмуются, четыре на четыре.

Сказав в этом же стихотворении (акростихе, кстати), что «не холод звёзд вселенной метроном, а сердца речь, пылающая жарко», он объясняет и причину этой своей потребности: удары метронома размерены, но это не мешает им определять единый ритм разнообразности.

Разнообразие мира представлено в стихах Григория Марговского через события и ситуации вполне бытового толка. Ему вообще свойственна потребность и способность вводить в стихотворение бытовые детали. Амищ, везущий на продажу овощи, выращенные в соответствии с собственным незыблемым пониманием мира («Амиш»), сицилиец, работающий в американском похоронном бюро («Агент»), маленькая дочка, смотрящая мультфильм («Чиполлино»).

..

Или почтальон, рассуждающий о том, что есть правильное жизнеустройство («Почтальон»):

Мне как-то он признался: «На законы

Нам не начхать. Смекаешь почему?» –

И улицу обвёл. Дома и клёны.

Чтоб я дивился трезвому уму.

Однако ни в одном из стихотворений Григория Марговского подробности не самодостаточны - они нужны потому, что содержат в себе и вызывают в поэте мысль-обобщение.

Когда, например, девочка смотрит мультфильм про Чиполлино, это служит преодолению энтропии:

Жизнь обсчитать любого норовит

И смертью обанкротить ради смеха,

И луковка, потешная на вид,

Ее бульдожьей хватке не помеха.

Но всхлипывает девочка, слеза

Боготворит героя, и в расчетах

Тех содроганий сладостных нельзя

Нам не учесть, до тысячных, до сотых!

Внебытовой смысл просвечивает сквозь многообразные черты обыденности, ясность и твердость формы не позволяет поэтическому миру превратиться в россыпь подробностей. Наиболее концентрированно этот объединяющий принцип проявился в стихотворении «Икона»:

Язычество отобразилось в ней,

Желанье сделать божество домашним,

Чтоб гул вселенной, сложного сложней,

Смиренно покровительствовал пашням.

С антропоморфностью спокойней сон,

Глаз не сомкнёшь под гнетом умозренья:

Вот для чего над росписью икон

Согбенные трудились поколенья...

Но контуры вбирали светотень,

И красками палитра богатела,

Фантазия, в один волшебный день,

Рванула в космос от лица и тела!

Так «золотым сеченьем» рождена

Абстракция была и перспективой,

Чтоб снова необъятное до дна

Постичь пытался разум наш ретивый.

Человек всегда стремится приспособить сложность Вселенной для своих нужд. Но на то Вселенной и рожден поэт, чтобы это стремление не стало самодостаточным.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх