Новые Известия

1 210 подписчиков

Свежие комментарии

  • Konstantin Петров
    Одним за критику статья, а этим опять поблажки?Матвиенко призвал...
  • Татьяна Бутова
    "охоты на ведьм"-  это самое плохое по мнению Матвиенко? А но нашему народному самое плохое - это предавать и хаять с...Матвиенко призвал...
  • Сергей Саенко
    Чему может научить беглый лицедей? Ведь мелкая душонка останется с ним навсегда. В дальний угол таких.Матвиенко призвал...

Поправки в Земельный Кодекс: строительное лобби уничтожает охранные зоны городов

Поправки в Земельный Кодекс: строительное лобби уничтожает охранные зоны городов

Елена Иванова, Наталья Сейбиль

На языке юридических документов изменения, предлагаемые в Земельный кодекс и рассмотренные Думой в конце декабря в первом чтении, звучат невинно: в подпункте 14 пункта 5 статьи 27 Земельного кодекса предлагается исключить земельные участки, находящиеся в государственной и муниципальной собственности и расположенные во втором поясе зон санитарной охраны источников водоснабжения, из перечня земельных участков, ограниченных в обороте.

В переводе с казенного на русский это означает, что теперь прибрежные зоны водоемов и поймы рек, откуда берут воду для городов, будет приватизирована и безо всяких сомнений застроена.

Экологическое состояние водосборных территорий источников питьевого водоснабжения в России все время ухудшается, считает эколог, член-корреспондент РАН Виктор Данилов-Данильян. Никакая благостная картина в государственных докладах о состоянии окружающей среды не может скрыть факта – качество воды в водоисточниках падает. Одна из причин – застройка пойм рек и водоемов. Поймы и есть тот самый «второй пояс зон санитарной охраны» из проекта закона. Первый пояс примыкает к водозаборам, а территория пойм – это главные территории, от которых зависит качество питьевой воды в наших городах.

Виктор Данилов-Данильян так описывает значение этих земель:

- Экологическая роль, которую они играют – барьер для проникновения загрязнений в водный объект, реку или в водохранилище. Если мы застраиваем второй пояс зоны санитарной охраны, это значит, что мы уничтожаем этот барьер, а вместо барьера создаём дополнительный источник загрязнений. Мы не только теряем возможность использовать этот барьер для очистки загрязнений, имеющих место вне этой территории, но мы ещё и дополнительную грязь неизбежно из этого нового источника направляем в те же самые водные объекты.

До сегодняшнего дня все земли второго пояса могли только сдаваться в аренду. Аренда – это договор, в котором прописаны условия эксплуатации того, что сдается в аренду. Да, арендаторы могут строить на этих землях дома и жить в них. Но если условия аренды не выполняются, то договор аренды можно расторгнуть. С собственником ни государство, ни местные власти сделать ничего не смогут. При покупке он никаких обязательств на себя не берет, а отобрать землю практически невозможно.

- Если мы разрешим продажу земли, которую сейчас арендуют во втором поясе зон санитарной охраны, - говорит Виктор Данилов-Данильян, - это значит, что мы узаконим все нарушения законодательства, которые были последние тридцать лет произведены на этих территориях, и окончательно утратим за ними контроль. Все рассуждения о том, что собственник – ответственное лицо хороши для других условий, не российских. Для таких условий, где соблюдение законодательства считается нормой, а у нас нормой считается нарушение законодательства.

Юрист по экологическому праву Алексей Дмитриев уверен, что власти проводят системную деятельность по снятию ограничений с поясов защиты санитарной охраны. Проект закона появился не случайно и не с кондачка. Накануне внесения законопроекта в Думу, как по мановению волшебной палочки, с кадастровой карты Московской области у многих земельных участков второго пояса ЗСО испарилась запись о об их статусе – «Собственность публично-правовых образований». Росчерком пера или, правильнее сказать, движением ластика земли государственной собственности вдруг стали "ничьими".

В 2019 году власти Москвы и Московской области отменили действие нормативных актов правительства РСФСР 1940 – 1974 годов. В результате почти 90% земель Москвы и Подмосковья остались без защиты, хотя по федеральным санитарным правилам на них должны были быть установлены Зоны санитарной охраны источников водоснабжения. Алексей Дмитриев судился по этому поводу с властями Московского региона:

- Наша Межрегиональная общественная благотворительная организация "Общество защиты прав потребителей и охраны окружающей среды "ПринципЪ" оспаривала в суде деятельность мэра Москвы Собянина и губернатора Московской области Воробьёва, которые упразднили советские акты об охране источников водоснабжения. Представители органов власти говорили довольно честно: у нас огромное количество владельцев недвижимости, которые построили дома или купили земельные участки на берегах, они хотят, чтобы у них это оставалось, чтобы никто у них это не отнял, чтобы они платили земельный налог.

Полосы вдоль берегов водоемов в столице и области – самый лакомый кусок с точки зрения застройщиков и с точки зрения российских элит, которые строят усадьбы на берегах рек. Стоимость такой недвижимости зашкаливает. Поэтому они и хотят построить многоквартирные дома и поместья. Единственное, что их ограничивало – это запрет на приватизацию. Эколог Данилов-Данильян знает точно, кому нужен этот закон:

- Строительное лобби. В этом нет никаких сомнений. Люди, которые хотят строить на этих территориях и получать доход от построенных сооружений. Либо продавая их, либо сдавая их в аренду.

Сами по себе зоны санитарной охраны – совсем небольшой кусок вокруг больших городов, но если их застроить на полную катушку, испортить можно очень многое. По меткому выражению Алексея Дмитриева, господа воробьевы и собянины, а также их приближенные хотят, чтобы жители городов пили и мылись разбавленной мочой, водой, которая по сути представляет собой канализационные стоки. Виктор Данилов-Данильян с ним согласен, во воду попадет много чего вредного для человека:

- Всё то, что появляется в воде в качестве диффузного загрязнения с территорий населённых пунктов: нефтепродукты, моющие средства, всевозможная грязь, происходящая от деградации асфальтовых покрытий, автомобильных шин, минеральные удобрения, которые текут с так называемых газонов, химия, которая сыпется зимой (реагенты)…

Где есть лакомые куски собственности, там всегда есть запах денег. Авторы законопроекта в качестве аргумента в пользу нового порядка пишут, что ежегодно новые правила будут приносить в казну 4,5 миллиарда рублей. Цифра, конечно, немалая, но из чего конкретно она складывается, они умалчивают.

Критики, напротив, очень конкретны. Они обращают внимание на то, что изменение в 27-ю статью Земельного кодекса полностью соответствует критериям определения цены земельного участка при заключении договора купли-продажи без проведения торгов, которые утверждены Правительством РФ в его постановлении №279 от 26 марта 2015 года.

Так вот, цена земельного участка со снятыми ограничениями, на котором построены и оформлены в собственность здания до 1 июля 2012 года, составляет 2,5% кадастровой собственности. В остальных случаях владельцам зданий и сооружений придется заплатить 60% кадастровой стоимости. Никто не будет сомневаться, кто строил дома и поместья на берега московских и петербургских рек, водохранилищ и заливов. Так вот, эти не обделенные судьбой опять получат подарок. Никаким другим словом, как царский, его назвать язык не поворачивается.

- У меня нет никаких сомнений в том, что новый законопроект инициирован по инициативе Москвы и Подмосковья в интересах тех субъектов, которые хотят узаконить своё имущество в нашем регионе. Именно здесь сейчас происходит огромное количество конфликтов и громких скандалов, связанных с застройкой берегов. Естественно, вокруг крупных городов ситуация ровно такая же, – говорит юрист Алексей Дмитриев.

Кто бывал в подмосковных коттеджных поселках, прекрасно представляют как высоту, так и длину заборов, охраняющих от посторонних глаз тех, кто хочет в тишине и одиночестве наслаждаться сладостями жизни и, в том числе, любоваться природой. Для всех остальных после приватизации доступ к водоемам будет закрыт навсегда. Застройка приведет к перекрытию подходов к водным объектам, потому что если там будут строить и копать, то обычно они огораживают все заборами, говорит эколог Михаил Крейндлин:

- Запрет на перегораживание и так очень часто не соблюдается, а тут органы будут совсем плохо контролировать. Это скажется на праве граждан на общедоступное пользование водными объектами и рекреационными ресурсами, особенно в Подмосковье, потому что там не так много объектов осталось природных. И если они будут застраиваться и перегораживаться, не будет возможности отдыхать.

Надежды на то, что власти построят более мощные очистные сооружения, у экологов нет никакой. Да, современные очистные есть, но кто будет платить за то, что российская элита получит во владение не только дома, но и землю, а застройщики станут еще богаче, задается вопросом академик Данилов-Данильян. И отвечает: налогоплательщики. То есть, граждане страны, которым для родной верхушки ничего не жалко. А современные очистные сооружения уже давно не справляются с имеющейся нагрузкой.

Алексей Дмитриев в судах узнает, как собственники относятся к своим экологическим обязанностям:

- Сейчас у нас идёт суд против аэропорта Шереметьево. Как оказалось, он с 1979 года не модернизировал свои стоки, при этом продолжает сбрасывать свои неочищенные стоки, с которых в 2000 раз идёт превышение этиленгликоля и других загрязняющих веществ. Это всё идёт в приток реки Клязьмы, которая является источником питьевого водоснабжения.

В российском обществе, во всех его слоях, когда нужно сделать выбор в пользу экологии или денег, всегда побеждает рубль.

Земельный кодекс и так больше похож на фигов листок, который прикрывает экологические преступления, творящиеся на просторах родины. Чтобы убрать последние сдерживающие фактор, теперь внесен этот законопроект о снятии ограничений на приватизацию земельных участков. В мутной воде рубка лучше ловится.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх