На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Новые Известия

1 317 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр Радченко
    Честно - уже так надоели эти фильмы, точнее, диссонанс между сотрудником нарисованным, прям идеальным и тем, что в го...Детектив или филь...
  • Античубайс777 родионов
    Разрешите вас перебить", — обратился Штирлиц к группе беседовавших  иностранцев в руководстве российских компаний. Вы...Иностранцы в руко...

Случайность или тенденция? Пентагон ищет экстремистов в вооруженных силах США

Александр Сычев

Согласно собранным данным за период с октября 2021 года по сентябрь 2022-го, командирам различных подразделений поступило 211 сообщений о случаях экстремизма. По 183 из них было возбуждено расследование, в отношении 48 военнослужащих были приняты меры военно-правового характера, а 112 дел передали гражданским правоохранительным органам.

Собирать сведения об экстремистских веяниях в вооруженных силах в США начали после событий 2020 года. Тогда, 6 января, толпа сторонников президента Дональда Трампа ворвалась в Капитолий, намереваясь помешать Конгрессу утвердить результаты выборов президента, которым стал Джо Байден. Они были убеждены, что результаты выборов подтасованы. Среди задержанных оказались десятки отставников и действующих военнослужащих.

Для Пентагона и политического бомонда США это оказалось шокирующим откровением, хотя нельзя сказать, что никто не знал об идущем процессе радикализации американских вооруженных сил. Об этом сигнализировали спецслужбы.

Это явление еще предстоит исследовать, хотя с этим возникают определенные трудности из-за крайне неточных данных. Начав собирать сведения об экстремистах в вооруженных силах, Пентагон не озаботился выработкой формулировок. В результате в подчиненных ведомствах стали работать по собственному разумению. Так, в ВВС придумали свою, весьма размытую, формулировку – «участие в экстремизме на почве бытового насилия». Что имеется в виду: рукоприкладство, семейный деспотизм, расисты, фашисты, террористы?

Запутавшись в теории, военные пошли простым путем – стали вносить в отчетность уже заведенные дела о правонарушениях, иногда распределяя их по группам: расовые мотивы, антиправительственные выступления и еще несколько, оставив в стороне умонастроения, участие в организациях. Принцип простой – нет дела, нет проступка. Примечательно, что об участии своих военнослужащих в штурме Капитолия сообщило только командование ВВС.

Вот так и получилось, что за отчетный период под формулировкой «расовое превосходство» в сухопутных войсках было зафиксировано всего одно дело, хотя заявлений о «расово мотивированном насильственном экстремизме» было 33. В двух делах фигурировали представители ВВС, в семи – Корпус морской пехоты, 30 – ВМС.

По категории «преступные группировки», не понятно, касалось это уголовщины или чего-то более серьезного, Армия проходила по 54 делам, ВМС – четырем, а Морская пехота - семи. ВВС оказались чисты аки ангелы.

В категории «антиправительственные/антиавторитетные действия» в Пентагон передали 34 сообщения от Армии, 14 – от ВМС, 25 – от Морской пехоты, самый высокий показатель в пересчете на количество военнослужащих. ВВС опять оказались абсолютно лояльны.

Четкого представления о том, что считать экстремизмом, нет даже в американском разведсообществе, которое, однако, пришло к выводу, что распространение экстремистских взглядов, особенно правого толка, самая большая внутренняя террористическая угроза для Америки.

Полученные результаты, похоже, несколько успокоили руководство страны. Члены сенатского комитета по вооруженным силам от Республиканской партии, например, призвали министерство обороны прекратить заниматься экстремизмом в вооруженных силах, назвав такие случаи «исключительно редкими». Действительно, двести с небольшим случаев непонятно каких проявлений на 1,4 млн человек, числящихся в вооруженных силах США, совсем не много.

Впрочем, ожидать от избранной методологии учета формирования близкого к действительности представления о бытующих среди американских военных настроениях едва ли возможно.

Хотя в Пентагоне тоже сочли, что экстремистов с погонами немного, министр обороны все же распорядился продолжать исследование и подготовить четкое определение опасных форм экстремизма. По мнению Ллойда Остина, даже «один человек в форме, имеющий дурные намерения», может привести к катастрофическим последствиям.

Пока исследование топчется на месте – аналитики еще не определились, от чего отталкиваться. Брайан Майкл Дженкинс, старший советник Rand Corporation и бывший офицер спецназа, выдвигает в качестве отправной точки сплоченность подразделения. Если чьи-то убеждения или действия влияют на выполнение поставленных задач, то это – экстремизм. И если кто-то состоит в Ку-клукс-клане или Фронте освобождения Земли (воинствующие группы «зеленых»), но не участвует в планировании, сборе средств или других скоординированных действиях, то и пусть.

Старший вице-президент Центра стратегических и международных исследований Сет Джонс предлагает провести несколько очевидных «красных линий», понятных командирам, пересечение которых можно считать экстремизмом. Для этого достаточно обращать внимание на высказывания, публичные или в Интернете, содержащие угрозы или призывы к применению насилия против отдельных лиц или групп. Однако высказанное «сочувствие чьим-то убеждениям», по Джонсу, более сложный вопрос. Надо еще подумать.

По Джонсу, например, дело младшего капрала Василиоса Пистолиса, которого приговорили к 28 дням заключения и увольнению с позором за связи с неонацистской организацией Atomwaffe и участие в митинге «Объединяйтесь, правые!» в Шарлотсвилле, штат Вирджиния, в 2017 году, совершенно очевидное проявление экстремизма.

А как относиться к делу майора Джеффа Пула, офицера оперативного отдела базы Форт-Беннинг на Гавайях, непонятно. Группа солдат составила 75-страничный рапорт, в котором собрали расистские высказывания майора и его фантазии о некой революции. Майор говорил, что лично расстреляет свое командование, если оно не проявит лояльности к восставшим. Командование замяло дело, уволив составителей рапорта.

В Пентагоне даже не стали устанавливать срок формулировки понятия «экстремизм», настолько дело показалось им непростым, особенно с учетом всяческих либеральных нюансов внутреннего и внешнеполитического свойства. Назовешь что-то «черным» или «белым» и вызовешь недовольство, обвинения в двойных стандартах.

В интервью журналу U.S. News and World Report начальник штаба ВВС генерал Чарльз Браун сказал, в частности, что он не считает «черно-белое» определение экстремизма правильным. По его мнению, оно не сможет прижиться, оно должно содержать некую вариативность оценок риторики и поведения. Когда же его спросили, считает ли он экстремистами тех летчиков, которые не воспринимают Байдена своим законным главнокомандующим, он отказался отвечать на вопрос.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх