На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Новые Известия

1 317 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр Радченко
    Честно - уже так надоели эти фильмы, точнее, диссонанс между сотрудником нарисованным, прям идеальным и тем, что в го...Детектив или филь...
  • Античубайс777 родионов
    Разрешите вас перебить", — обратился Штирлиц к группе беседовавших  иностранцев в руководстве российских компаний. Вы...Иностранцы в руко...

Двое против системы. Как жители бесперспективного поселка остались без жилья

Александр Дыбин

Про станционный поселок Чеславка в Челябинской области мало кто знает даже на Южном Урале. В 2010 году по переписи там проживало 13 человек. Поселок жил благодаря железнодорожной ветке и редкой электричке, по которой можно было суда добраться из районного центра – города Кусы. Но в 2013 году областные власти решили, что субсидировать это сообщение ради 13 человек слишком дорого и станцию ликвидировали.

«В последние годы ходил один вагон, когда его отменили еще три-четыре года к нам по лесной дороге приезжал вездеход с продуктами, на нем можно было выехать в район, если были дела», - вспоминает Зоя Гумарова.

О том, что их будут расселять, жители Чеславки узнали в 2018 году. Людям обещали купить новое жилье. Но двое – Зоя Гумарова и Николай Буторин - категорически отказались выезжать из поселка. Вместо полноценных домов с хозяйством им предложили квартиры в соседнем районе в городе Сатка в старых домах сталинской постройки, которые могут попасть под определение «барак». Квартиры на первом этаже, без ремонта и плесенью на стенах. Одинокому пенсионеру Буторину предложили въехать в 4-хкомнатную квартиру с огромной коммунальной платой.

«Мы не согласились на эти квартиры, - говорит Зоя Буторина, - купили самые плохие, нам их не показывали, с нами не согласовывали, просто поставили перед фактом – теперь это ваше. По программе нам насчитали крупные суммы, мне 940 тысяч, Буторину – миллион триста, а квартиры явно дешевле этих сумм. Где разница? В чей карман она ушла? Хорошо бы спросить продавцов этих квартир, сколько им за это заплатили. Остальные жители поселка согласились на такие варианты, но у них жилье было сильно хуже, у кого-то развалины. Вот они получили квартиры и молчат. А нам было, что терять: налаженный быт, это моя родина, там родители похоронены, муж. Я просто закрыла все на ключ и пешком оттуда ушла. Ради чего? Ради этой гнилой квартиры? Мы ведь не просили нас переселять, мы и дальше бы жили там. Это весь чиновники решили, что надо поселок ликвидировать. Нам просто все разрушили».

Судебное решение - как пощечина

Вскоре на двух непокорных жителей Чеславки власти подали в суд с требованием лишить их права собственности на дома в поселке и обязать принять купленные квартиры. Люди предъявили встречный иск: выдать положенные суммы деньгами, чтобы они сами купили то жилье, которое считали нужным. И Гумарова и Буторин всю жизнь прожили в деревне и хотели купить частные дома.

Тяжба затянулась на несколько лет, но в итоге от решений судов легче никому не стало. С одной стороны суд признал, что чиновники были не правы, навязывая людям квартиры в чужом городе. С другой – вместо определенных программой расселения сумм, суд постановил выплатить переселенцам «остаточную» стоимость за их жилье в Чеславке – примерно по 200 тысяч рублей на каждого.

«На эти деньги даже собачью будку не купишь, - говорит Зоя Гумарова, - у Буторина был отличный дом, который он сам построил, а сейчас он фактически стал бомжом. После всех этих судов сдало здоровье, он долго лежал в больнице. Сейчас его выпишут и он по сути бездомный. Обидно, что прокуратура целенаправленно заняла позицию администрации и во всех судах выступала четко за них. А нас по сути обобрали и выкинули из дома. Волнует безнаказанность чиновников, насколько дружно они это все решали. Они оперировали тем, что у нас дома аварийные и нам же ставили в вину, что мы за своими домами не следили в последние годы. А как мы могли следить, если нас заставили оттуда выехать, а транспорта туда никакого нет. Туда даже эксперт не доехала, которая делала экспертизу для суда».

По словам депутата Кусинского района Надежды Урвачевой, одна из ошибок – это расселение жителей Чеславки в рамках программы расселения из ветхоаварийного жилья. Почему не воспользовались программой переселения труднодоступных поселков, где можно было выдавать людям сертификаты и не возникло бы коллизии с «остаточной стоимостью жилья», не ясно.

«Конечно, душа болит за этих людей, - говорит Надежда Урвачева, - я участвовала в суде как депутат, рассказывала о том, что видела в квартирах. Которые им предлагали, в каком они были состоянии. Там не надо быть экспертом, чтобы видеть, что это непригодное жилье. Сейчас люди остались на улице. Зое Гумаровой дети смогли купить небольшой домик в поселке Кусинские Печи, а Буторин просто без жилья. Вот так выполнили программу по переселению. Думаю. если бы шли людям на встречу, показали бы им, что хотят купить заранее, привлекали бы к обсуждению, то никаких проблем бы не было. А закончилось все печально, людям по 70 лет, эти стрессы подкосили здоровье».

Впереди – новый суд

Как рассказала «Новым известиям» депутат Законодательного собрания Челябинской области Ольга Мухометьярова, сейчас готовится жалоба в Верховный суд, кроме того, депутат пытается привлечь внимание Генеральной прокуратуры.

«Совсем недавно генпрокурор высказался о том, что нужно брать под особый контроль переселение из ветхого жилья, - говорит Мухометьярова, - при этом проблемы сейчас возникли и у администрации. Раз есть такое судебное решение, квартиры людям не вручены, минстрой области требует от муниципалитета вернуть выделенные деньги, ведь район получил на Гумарову 900 тысяч, а на Буторина 1,3 миллиона. Кроме того, будем настаивать на том, чтобы Буторина признали нуждающимся в улучшении жилищных условий, так как он стался без места жительства. Хотя цель госпрограммы была именно улучшение жилищных условий граждан. Фактически она провалилась. Надеемся, что Верховный суд устранит нарушения, допущенные в ходе разбирательств, мы ставили перед судом ряд вопросов, но ответов на них никто не дал. Одновременно с областной прокуратурой пытаемся изменить судебную практику, когда людям выплачивают не рыночную стоимость за ветхое жилье, а остаточную. При такой практике люди не могут ничего купить и, по сути, остаются без жилья».

Тем временем купленные квартиры остаются в собственности муниципалитета и за них бюджету приходится платить коммуналку.

«Их купили в конце 2019 года, - уже три года кусинская администрация оплачивает коммунальные услуги за пустые квартиры и никто за это головотяпство не отвечает», - заключает Зоя Гумарова.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх