На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Новые Известия

1 317 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр Радченко
    Честно - уже так надоели эти фильмы, точнее, диссонанс между сотрудником нарисованным, прям идеальным и тем, что в го...Детектив или филь...
  • Античубайс777 родионов
    Разрешите вас перебить", — обратился Штирлиц к группе беседовавших  иностранцев в руководстве российских компаний. Вы...Иностранцы в руко...

Фальшивые запреты и тайные покупатели: что будет с российской нефтью после 5 декабря

Екатерина Максимова

Про уход из Европы

Что будет происходить с главными кормильцами страны после вступления эмбарго 5 декабря, почему в Азию «черное золото» утекает с дисконтом и вернутся ли европейцы за российской нефтью на серый рынок - в интервью с экспертом аналитического «ИнфоТЭК», доцентом Финансового университета при правительстве РФ Валерием Андриановым.

-С 5 декабря Европа откажется от российской нефти. Какую долю рынка теряют экспортеры и сколько это в деньгах?

-По данным Евростата, за январь-сентябрь нынешнего года экспорт сырой нефти и нефтепродуктов из России в страны Евросоюза составил около 80 млн тонн.

За аналогичный период прошлого года - чуть более 84 млн тонн, то есть за 9 месяцев экспорт снизился примерено на 5%. Но при этом доходы российской стороны от экспорта в Европу резко выросли.

Если в 2021 году они составляли 33,44 млрд евро, то за январь-сентябрь уже 46,75 млрд евро. То есть рост почти 40%.

Иными словами, за меньшие объемы поставок наши экспортеры получают гораздо большую выручку. Такой вот обратный эффект вводимых антироссийских санкций. И, естественно, это подорожание перекладывается на плечи рядовых европейских налогоплательщиков, которые вынуждены гораздо больше платить за энергоресурсы.

Конечно, в динамике по месяцам объем экспорта менялся. Он был максимальным до начала СВО: 11 млн тонн по итогам января, но чем ближе к началу действия эмбарго, тем значительнее сокращались поставки. И в сентябре они, по данным Евростата, составляли всего 7,57 млн тонн.

То есть, конечно, все-таки из-за эмбарго поставки на европейском направлении очень существенно сократятся.

- Кто с 5 декабря заместит европейцам российскую нефть, к кому потекут эти миллиарды евро?

- В частности, поставки на европейский рынок уже резко увеличили Саудовская Аравия и Ирак. В принципе, Европа ищет любые источники дополнительных поставок. Но здесь надо понимать, что в отличие от газа рынок нефти - это сообщающиеся сосуды. Если «черное золото» уходит с какого-то одного рынка, оно появляется в другом месте и наоборот. И если нефть Саудовской Аравии в больших объемах направляется в Европу, значит, она в меньших объемах поступает, например, в Китай. А на китайский рынок приходит российская нефть.

Разворот на Восток давно состоялся

-Китай, Турция и особенно Индия в 2022 году побили рекорды по импорту нашей нефти. Но, как сообщал Bloomberg, два крупнейших завода в Индии с декабря откажутся от экспорта из России. Значит ли это, что они фактически присоединяются к нефтяному эмбарго?

- Думаю, что в перспективе Индия будет наращивать закупки российской нефти. Потенциал здесь просто колоссален. Ранее Россия поставляла в эту страну достаточно скромные объемы, но при этом Индия является крупнейшим потенциальным потребителем нефти. Если в последние 20 лет главным драйвером роста мировой экономики был Китай, то сейчас эти функции переходят к Индии.

По оценкам, объемы закупок нефти там могут достигнуть 250-270 млн тонн в год. И при этом доля России может составить 20% от этого объема, то есть 50-60 млн тонн в год. Для сравнения: в 2021 году поставки из РФ в Индию составили 4,5 млн тонн. То есть возможен рост более чем в 10 раз.

-Чего ожидать от партнерства с Китаем?

-Сейчас принято говорить, что мы начинаем разворот на Восток. Но этот разворот происходит уже достаточно давно. Если в 2011 году 70% нашей нефти направлялось в сторону Атлантики и только 18% в восточном направлении, то в прошлом году (еще до ввода всяческих эмбарго) доля экспорта российской нефти в азиатско-тихоокеанский регион выросла до 43%, в то время как на атлантическом направлении она сократилась до 50%.

Согласитесь, рост поставок на Восток огромный. И в Китай мы уже поставляем порядка 80 млн тонн нефти в год – как напрямую по нефтепроводу «Восточная Сибирь -Тихий океан», так и через дальневосточный порт «Козьмино», откуда нефть практически полностью идет в Китай.

Про дисконты для Азии

-Почему мы продаем в Азию нефть с таким ощутимым дисконтом?

-Это тема для отдельного большого разговора. Да, считается, что мы продаем нашу нефть с дисконтом. Но на самом деле это цены, которые соответствуют балансу спроса и предложения на мировом рынке и устраивают как покупателя, так и продавца. А цены для западных потребителей - это котировки, искусственно накрученные на волне санкций, и содержащие огромную спекулятивную составляющую. Фактически в них заложена так называемая «премия за страх», за санкции.

Меня часто спрашивают: что будет с мировыми котировками в следующем году, в ближайшие 10 лет? Но я считаю, что мировой рынок идет к тому, что само понятие единых котировок просто исчезнет, поскольку происходит очень сильная дефрагментация мировых энергетических рынков.

Если западные страны будут платить цену, накрученную биржевыми спекулянтами, то потребители в дружественных нам странах смогут покупать углеводороды по прямым контрактам, по равновесным ценам.

Так что еще раз подчеркну: цены, по которым мы сейчас поставляем нефть в Азию, – это вполне равновесные цены, отражающие баланс спроса и предложений. И они близки к тем, которые установились на рынке до начала волны санкций. То есть это не мы сейчас продаем нефть дешевле, чем раньше, а это европейцы переплачивают из-за санкций, которые они же и ввели. Если бы не было санкций, то не было бы этих дисконтов и завышений.

-Другими словами, от этих азиатских дисконтов наши нефтяные компании ничего не теряют и не сокращают свою маржу?

- Ни санкции, ни так называемые дисконты не отражаются на финансовых показателях лидеров нашей нефтяной отрасли. Так, к примеру, выручка «Роснефти» в первом полугодии нынешнего года увеличилась по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 32,5%, до 5,172 трлн рублей. Это рекордное значение за шесть месяцев. Чистая прибыль по итогам первого полугодия тоже продемонстрировала уверенный рост – она увеличилась на 13,1%, достигнув 432 млрд рублей.

Про потолок цен на нефть

-Еще одна страшная дата для нефтяников: с 1 декабря Турция закроет проливы Босфор и Дарданеллы для танкеров с российской нефтью из-за санкций страхового покрытия. А застраховать суда Россия просто не сможет.

-Никто и ничего закрывать не собирается. Речь идет о том, что турецкие власти будут требовать подтверждающее письмо от страховых компаний о предоставлении судну страхования в необходимых объемах. Это требование для всех, а не только для России. Ажиотаж вокруг этого решения Турции возник в связи с вводом потолка цен на российскую нефть.

Напомню, суть этой меры заключается в том, что если стоимость партии нефти будет превышать пороговое значение, то западные страховые компании не будут иметь право страховать данный груз.

То есть, во-первых, если эта цена укладывается в потолок, то возможности для страхования остаются. Во-вторых, никто не мешает обратиться за страховым покрытием в азиатские компании. Да, западные компании, прежде всего британские, де факто монополизировали рынок морского страхования, но это не значит, что их нельзя потеснить. И сейчас, насколько я знаю, уже ведутся переговоры с азиатскими страховыми компаниями, которые с удовольствием заменят британцев в сфере страхования морских поставок.

-То есть Турции будет все равно, кто застрахует?

-Абсолютно все равно, если есть стандартное страховое покрытие. И я думаю, что китайские или индийские страховые компании – ничуть не менее надежные, чем компании из Лондона. Поэтому вопрос со страхованием, по моему мнению, вполне решаем.

К тому же поставки через Босфор и Дарданеллы не столь велики, чтобы говорить об обрушении российского экспорта из-за нового требования турецких властей. Так, в прошлом году из черноморского порта Новороссийск было отгружено 9,77 млн тонн нефти. Для сравнения, из Козьмино – 35,1 млн тонн, из Приморска - 36,25 млн тонн, из Усть-Луги - 17,28 млн тонн.

-Зачем вообще Европе, которая больше не будет покупать нефть из России, вся эта дискуссия по поводу введения потолка цен?

- На мой взгляд, скрытая цель этого «потолка» - попытка обойти санкции, которые сам же запад и ввел против России. Сегодня азиатские страны приобретают относительно дешевую российскую нефть с упомянутым «дисконтом» и благодаря этому получают конкурентные преимущества перед Европой (за счет дешевизны энергоносителей). Понятно, что Европу это не устраивает и она пытается исправить ситуацию.

-Каким образом?

-Смысл «потолка» в том, что Россия будет якобы обязана поставлять нефть не дороже определенной суммы. При этом в пункте расчета собственность на эту нефть переходит покупателю и дальше он может ее уже перепродавать кому угодно.

Это создает прекрасные возможности для различных серых схем оборота российской нефти. Фактически Европа говорит: если вы будете поставлять дешевую нефть, то мы закроем глаза на ее происхождение.

Если ваша нефть будет недорогая, если вы не будете получать сверхприбыль, то и мы не будем слишком глубоко копаться и смотреть - была ли она изначально добыта на российских месторождениях или нет. Тем самым Европа пытается снизить остроту собственного энергетического кризиса.

-Будут покупать через «вторые руки» на сером рынке, несмотря на введенное эмбарго?

-Я думаю, что да. На официальном уровне это никто не признает, но, полагаю, речь действительно идет о том, чтоб такие поставки шли.

Тем более, что благодаря американским санкциям в мире прекрасно отработаны схемы «серой» торговли нефтью. По серым схемам поставляется нефть в основном в Азию из Ирана, Венесуэлы. Либо осуществляется перегрузка сырья из одного танкера в другой в открытом море, либо просто отключают транспондеры, меняют документацию и никто не разбирается откуда там сырье. В результате одним из крупных поставщиков нефти в Китай вдруг стала Малайзия, хотя все эксперты понимают, что под «малазийской» нефтью скрывается подсанкционное венесуэльское сырье.

Думаю, что серый сектор не просто вырастет, он станет чуть ли не доминирующим в мировой торговле. И тем самым происходит деглобализация, разрыв единого нефтяного рынка, который будет дробиться на европейский сектор с его биржевыми торгами и безумными ценами, на азиатский сектор и на серый сектор. Будет нарастать неразбериха, повышаться концентрация «мутной воды», в которой успешные бизнесмены и компании смогут «ловить рыбку».

-Но зампред правительства Александр Новак же сказал, что Россия не будет поставлять нефть при установке потолка цен.

- Россия просто не будет обращать внимания на эти цены, будет вести бизнес так, как она вела.

Кстати, «потолочные» цены очень четко укладываются в те ценовые показатели, по которым Россия продает нефть в Азии. По моему впечатлению, западные политики сознательно пытались подогнать «потолок» под те реальные цены, по которым Россия сейчас поставляет нефть в другую часть света.

-Этот серый рынок сможет существенно повлиять на мировые цены?

- Как я уже сказал, само понятие мировой цены будет размываться. Если раньше зафиксированные на крупнейших международных биржах котировки – к примеру, 100 долларов за баррель – были аксиомой и ориентиром для всех продавцов и покупателей, то теперь начнется разрушение этой системы.

И на мой взгляд - это правильно. На протяжение десятилетий происходило выстраивание финансовой инфраструктуры глобального рынка нефти с его биржами, маркерными сортами, ценовыми индикаторами и т.д. Но в итоге получилось, что эта система отвечает интересам лишь Запада.

Во-первых, цены определяются на крупнейших биржевых площадках в Нью-Йорке, Лондоне и т.д. Во-вторых, были созданы так называемые маркерные сорта: Brent, WestTexas Intermediate (WTI) и Dubai Crude. Причем, к примеру, состав сорта Brent формироваться абсолютно произвольно, на основе чисто политических решений. К котировкам маркерных сортам уже привязываются цены «национальных» сортов (включая российскую Urals). При этом привязка осуществляется по специальным индексам, которые опять-таки рассчитывают западные компании. Иными словами, вся система ценообразования заточена под Запад.

Отсюда возникает вопрос: а собственно почему так должно быть? Мы настолько привыкли к этой парадигме, что даже не задаем себе вопрос: нормально это или нет.

Недавно мне довелось стать свидетелям интересной дискуссии. Заслуженный всеми уважаемый ветеран нефтегазовой отрасли, президент Союза нефтегазопромышленников России Генадий Иосифович Шмаль выдвинул идею о необходимости наращивания поставок российской нефти в Африку. Это перспективный континент с бурно растущим населением, с растущей экономикой (хотя, безусловно, не во всех странах). И спрос на энергоресурсы там будет расширяться. Но ему сразу же возразили – мол, у африканцев нет денег, чтобы покупать нефть в России.

Конечно, если мы будем поставлять наше сырье по искусственно надутым на Западе котировкам, не забывая кормить нью-йоркских и лондонских спекулянтов, то африканцам наша нефть будет не по карману. А если мы берем курс на торговлю по равновесным ценам, устраивающим обе стороны, и не зависящим от каких-то там западных бирж, то перед нами открываются огромные перспективы. в ряде стран.

Если разорвать порочную парадигму, то возможности России и ее партнеров на мировом энергетическом рынке будут просто огромны.

Про доходы нефтянки

-Выходит, что после 5 декабря Россия ничего не теряет?

- Весь объем нефтегазовых доходов РФ в 2021 году составил 9,1 трлн рублей.

За первое полугодие нынешнего года нефтегазовые доходы достигли 6,37 трлн рублей, что превышает объем полученных бюджетом средств из отрасли за весь 2020 год и более 70% от объема 2021 года.

Как я уже говорил, после введения европейского эмбарго основные потоки российской нефти будут переориентированы на Восток, кроме того не исключено бурное развитие серых схем с конечной поставкой в ту же Европу. Поэтому о потере трети наших нефтегазовых доходов речь точно не идет.

Безусловно, перестройка логистических цепочек потребует времени. Поэтому, как уже заявил вице-премьер Александр Новак, в следующем году добыча нефти в РФ может сократиться на 7,5%, до 490 млн тонн (при том, что в нынешнем году она вопреки санкциям вырастет на 1,1%, до 530 млн тонн). В связи с этим возможные потери бюджета составят 500 млрд рублей.

Это неприятное, но не критическое падение. И, еще раз подчеркну, эта временная мера, обусловленная переналадкой логистических схем. Нужны время и инвестиции для создания новых цепочек поставок. За всем этим стоит огромная кропотливая работа большого количества людей.

-Сколько времени потребуется на такую переналадку?

-Не рискну давать точные прогнозы, но, думаю, что за год-два можно перенастроить логистику, найти флот танкеров, организовать страхование, договориться о рынках сбыта и т. д.. И думаю, что к 2024 году можно ожидать роста поставок.

-Понятно, что некорректно подсчитывать, но все-таки: сколько, примерно, экспортных доходов потеряют наши нефтяники из-за сокращения объемов добычи на 40 млн тонн?

- Здесь нужно понимать, что основным «выгодополучателем» экспорта являются не российские компании, а государство. Отечественная налоговая система организована таким образом, что государство изымает выручку нефтяных компаний, которая образуется при превышении ценами на нефть определенной планки. То есть при повышении нефтяных котировок дополнительная прибыль достается государству, но и при их снижении страдает в первую очередь объем государственных поступлений.

-Почему, кстати, произошло снижение экспорта в Европу? Несколько месяцев мы следили за тем, как страны Европы пытались максимально закупать российскую нефть до часа «Х»?

- Как я сказал выше, все-таки шло небольшое, но снижение закупок. То, что уменьшение экспорта оказалось небольшим - это уже достижение. И показывает, что европейские страны при громкой антироссийской риторике сотрудничали с Россией до момента, пока ограничения не вступят в юридическую силу. Бизнесу по-большому счету «по барабану» эта антироссийская риторика, он думает о своей выгоде, а не о том, как бы посильнее надавить на Россию.

К сожалению, в отличие от газа нефть невозможно в больших количествах запасти «в прок». Конечными покупателями нашей нефти выступают европейские нефтеперерабатывающие заводы, а у них возможности хранения сырья ограничены, они не могут сделать большие запасы российской нефти. По мере приближения «часа X» заводы вынуждены думать о переходе на другие сорта нефти, что требует переналадки оборудования. Отсюда и постепенное снижение закупок российской нефти, еще до наступления момента действия эмбарго.

-Вы согласны с прогнозом, что Россия, для которой закрылся европейский рынок, минимально потеряет в нефтяных доходах?

- Я уже привел прогнозную оценку российских властей: около 500 млрд рублей. Думаю, с ней можно согласиться. Но здесь многое будет зависеть не только от накала санкций, но и от… налоговой политики российских властей. И здесь ситуация, к сожалению, не внушает оптимизма.

Недавно был принят подготовленный Минфином законопроект об увеличении нагрузки на нефтегазовый сектор.

По расчетам аналитического центра ИнфоТЭК, в результате приятия этого закона дополнительные налоговые изъятия из нефтяной отрасли в 2023 году составят 420 млрд рублей. Тем самым налоговая нагрузка на нефтяников вырастет с 73% до 75% от выручки, что значительно превышает показатели других отраслей (к примеру, для горнорудной и металлургической промышленности она в результате принятия данного закона была снижена с 26% до 25%).

В тяжелейших условиях отечественные компании сегодня переориентируются на новые рынки, налаживают новые логистические цепочки. Безусловно, все это требует огромных затрат. Как я уже сказал, львиную долю выручки нефтяников забирает себе государство, а вот дополнительные расходы несут именно они, а не бюджет. Так не пора ли государству подставить плечо отрасли, которая держит оборону под таким остервенелым натиском санкций? Если сегодня ударить нефтегазу в спину, еще более закрутив фискальные гайки, то сможет ли он столь же успешно действовать в ближайшие годы, противостоять санкциям? Или то, что не удалось сделать западным политикам, совершат отечественные регуляторы в лице Минфина?

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх