На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Новые Известия

1 317 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр Радченко
    Честно - уже так надоели эти фильмы, точнее, диссонанс между сотрудником нарисованным, прям идеальным и тем, что в го...Детектив или филь...
  • Античубайс777 родионов
    Разрешите вас перебить", — обратился Штирлиц к группе беседовавших  иностранцев в руководстве российских компаний. Вы...Иностранцы в руко...

Никто не забыт! За что нацисты гильотинировали мюнхенских студентов

Сергей Митрошин

По двору у меня ходит социологиня с большой хозяйственной сумкой. И задает разные провокационный вопросы. На мое счастье, она не помнит предыдущие ответы, а то бы уже давно сварганила на меня дело. А в сети републикован немецкий фильм с нарастающей актуализацией «Последние дни Софии Шооль», 2005 года.

Как связаны эти два события, будет показано ниже.

Лояльность в прицепе к благополучию

Так или иначе вот «коронка» от моей социологини: «Вам нравится федеральный чиновник N?». Вопрос, надо сказать, сформулированный убийственно некорректно. Вряд ли они там не знают, в социологической службе, что в парадигме «нравится - не нравится» вообще это никак не решается, ибо трудно сказать про толстого глупого дядьку, от которого один вред, что он «мне нравится». Да даже и то, что «мне он не нравится» - тоже будет по нынешним временам достаточно предосудительно.

А вот конкретный вопрос «Как вам Собянин?» в текущей ситуации просто напрашивается на 80% реакций в нынешнем снежном кризисе: «Мечтаем увидеть Собянина с лопатой между парковочных мест». Даже непонятно, зачем спрашивают, похоже на подставу старающегося мэра. Но это чистый популизм, и я пытаюсь ей объяснить, да так, чтобы слышала вся очередь в «Пятерочке». Что нет смысла разделять N и M, что вам не должны нравиться абсолютно все A, B, C, D, E…, кто променял благополучие страны на геополитические фантазмы, кто обещал тотальное импортозамещение и рывок в светлое будущее. Но в этом нет с моей стороны никакой особой оппозиционности. Я – патриот. Если они мне вернут мою относительно сытую и спокойную старость, банковские накопления, зависшие второй раз после 1998 года, и мир, похожий на недавний – с более-менее открытыми границами и медиа, которым я доверял, то я первый выйду с транспарантом «Поддерживаю всё!». Конституционное благополучие моей страны в обмен на мою лояльность – вот недвусмысленное условие моего гипотетического социального контракта. Что тут неясного?

- А начальник требует, чтобы я сдавала по тысяче рублей на СВО, - вдруг делится своим наболевшим социологиня.

– Ну, а как не сдашь? (Намек на то, что к этой тысяче прицеплена и вся основная зарплата).

Я заглядываю в ее продуктовую корзинку: там три зеленых банана и две слойки, так что «прицеплено», очевидно, тысяч двадцать.

Про кино с нарастающей актуализацией

В 2005 году в Германии вышел фильм «Последние дни Софии Шооль» - о разгроме антифашистской студенческой группы «Белая роза» в 1943 году. А надо заметить, что 2005 год – это был год шестидесятилетия победы Союзников над гитлеровской Германией, которую страны еще отмечали солидарно, а президенты которых еще ездили друг к другу с поздравлениями. К дате, очевидно и был сделан этот фильм, чтобы заодно включить и Германию в объединенную антифашистскую Европу – ведь в нем доказывалось, что даже в сложные времена фашистского террора там тоже было гражданское сопротивление. На этом актуализация фильма в 2005 году, собственно, заканчивалась.

Но она просто экспоненциально увеличилась, когда картину профессионально отдублировали у нас в 2018 году. Тогда уже многое случилось, что повело к еще более «неблагоприятным» последствиям. И тем более взрывным образом еще раз увеличилась, когда ее в очередной раз републиковали в сети в конце 2022 года. Причем это странным образом совпало с акцией 16-летней петербуржской школьницы, которая нанесла вред световой инсталляции «Двойные сердца» на Дворцовой площади, - посвященной побратимству Петербурга и Мариуполя, - фактически упрекнув инсталляцию в лицемерии. Инсталляцию, естественно, разобрали, чтобы потом собрать без графических инвектив молодой петербурженки. Но «история про это» осталась.

Конечно, мы не хотим сказать, что с шестнадцатилетней петербуржской школьницей, учащейся 11-го класса, у нас поступят так же, как с 21-летней студенткой Софией Шооль. Последнюю и большую часть ее группы, - семь человек, – после непродолжительного фашистского суда гильотинировали в Мюнхене. Петербуржскую школьницу же пока гуманно отпустили под обязательство явиться на допрос (правда, и Шооль поначалу вроде бы отпускали, посчитав христианскую листовку булавочным уколом для великого Рейха), и максимум, что ей грозит – штраф (родителям?), возможно, требование оплатить ремонт инсталляции, если, конечно, власти в итоге не включат законодательство о дискредитации армии РФ на полную катушку. Тогда можно будет в каком-то смысле и приблизиться к судьбе Софии Шооль. Ведь сроки за демонстрацию несогласия с СВО предполагаются чудовищные.

Для истории важнее, однако, диалоги оппозиции и Системы, повторяющиеся с регулярностью.

Материалы дела, в том числе скрупулезно воспроизведенные в фильме «Последние дни Софии Шооль», показывают, что оппозиция студентов в 1943 году в целом была более патриотична, чем «патриотическая» позиция фашистского правосудия. В листовках, которые они раскидали в стенах мюнхенского университета, доказывалось, что Германии не выиграть войну против экономически более сильных противников, а чудовищные потери армии под Сталинградом (300000 убитых) могут сломать хребет нации.

Что предлагали студенты? Предотвратить катастрофу, отстранить от руководства сторонников войны, вернуться к принципам христианства.

Позиция же правосудия была прямо противоположна: Бога нет, а студенты дискредитируют армию, потери которой лишь укрепляют ее дух (очевидное вранье). Чего добивалось правосудие? Чтобы нация продолжала двигаться в катастрофу прямых ходом, не сворачивая.

Тогда, в феврале 1943 года, окончательные контуры той катастрофы многим еще не были вполне ясны, но уже происходили бомбардировки Германии, а тотальное ограбление Европы не принесло немцам даже относительного достатка. Галоши были по карточкам, а настоящего кофе они и не видели. Настоящий кофе пили лишь судьи и следователи. Очевидно, студенты были правы и патриотичны, а Система нет.

Листовка мюнхенских студентов, изъятая через несколько минут, не привела к росту социального протеста, - такое и трудно было ожидать при полицейском терроре, - но не была забыта. В 1944 году Союзники сбросили на Германию миллион листовок, воспроизведя текст брата и сестры Шооль и озаглавив его как «Манифест мюнхенских студентов», которые к тому времени были Системой убиты.

В январе 2014 года в стенах Баварского национального музея была найдена гильотина, на которой были казнены участники «Белой розы». Теперь это вдвойне культовый экспонат. Так История заполнила свои белые пятна.

Единственно, что можно сказать вдобавок по этому поводу: не бывает малой оппозиции. Никто не знает (вернее, кто-то все-таки знает или догадывается), к чему это все приведет, кто окажется прав и на какой пьедестал его потом возведет История.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх