Новые Известия

800 подписчиков

Свежие комментарии

Российский ВПК создает дроны-камикадзе для борьбы с беспилотниками

Российский ВПК создает дроны-камикадзе для борьбы с беспилотниками

Воздушное минирование

Виктор Кузовков

На всякий случай нужно напомнить, что системы противовоздушного минирования разрабатывались примерно с конца семидесятых годов. Существовали разные концепции такого оружия – и самонаводящиеся зенитные ракеты, способные полностью автономно навестись на цель, и подрывающиеся мины почти классического типа, поражающие исключительно низколетящие цели на критически малых высотах.

Так, например, на вооружении российской армии находится мина ПВМ (противовертолетная мина), способная самостоятельно обнаружить, идентифицировать и поразить низколетящую воздушную цель на высоте до 150 метров. Поражение осуществляется с помощью металлического ядра, которое выбрасывается в направлении цели со скоростью до 2500 м/с. Этого достаточно, чтобы с высокой вероятностью поражать вертолеты, летящие на малой высоте с огибанием рельефа местности. Таким образом, можно решать целый круг задач, в частности, прикрывать наиболее вертолетоопасные направления (ущелья, глубокие овраги, лощины между сопками и холмами и т.д.), минировать места возможных вертолетных десантов, окрестности вражеских военно-воздушных баз и так далее. Такая мина способна поразить, помимо вертолета, взлетающий или садящийся боевой самолет, а по некоторой информации, даже низколетящую крылатую ракету.

Но по целому ряду причин эффективно использовать существующие противовертолетные мины против беспилотников вряд ли получится. Первичный канал обнаружения цели у ПВМ – акустический. То есть, она должна в прямом смысле услышать приближающуюся воздушную цель, чтобы её системы наведения и ориентации включились, идентифицировали цель и осуществили точное наведения боеприпаса. Это неплохо работает с вертолетами, которые являются, мягко говоря, не самыми тихими воздушными машинами, и даже может сработать с крылатыми ракетами, но современные беспилотные средства иногда настолько бесшумны, что при малейшем ветре, шелесте листьев и других помехах система окажется бессильной.

Еще более критичным является фактор высоты. Дело в том, что вертолеты, имеющие весьма значительную эффективную площадь рассеяния электромагнитного сигнала, светятся на радарах даже не за десятки, а за сотни километров. По этой причине основной алгоритм действия вертолетов в боевой обстановке – использование минимальных высот и рельефа местности, чтобы максимально долго оставаться за радиогоризонтом. В таком случае, высота 150 метров является даже немного избыточной для ПВМ, так как её основные цели находятся на высотах от нескольких метров до нескольких десятков метров.

Современные же беспилотники, как правило, имеют очень небольшую эффективную площадь рассеяния. Вызвано это, в первую очередь, значительной долей композитных материалов в их конструкции, а зачастую и использованием некоторых конструктивных особенностей и ухищрений. А значит, они могут чувствовать себя более комфортно даже на относительно небольшом расстоянии от ЗРК, особенно, не самых современных, и не нуждаются в обязательном «нырянии» за радиогоризонт. Если же учесть, что для разведывательных БПЛА, разведывательно-ударных и корректировщиков высота является необходимым условием успешного выполнения боевой задачи, получится, что противовоздушные мины, действующие методом подрыва с грунта, в абсолютном большинстве случаев окажутся бесполезными.

Решение, предложенное российскими разработчиками беспилотных летательных аппаратов, на первый взгляд лишено этих недостатков. Правда, сразу просматриваются другие, но об этом чуть ниже…

Суть предложенной системы – использование барражирующих беспилотников для обнаружения и поражения не только наземных, но и воздушных целей. В самых общих чертах, это будет выглядеть следующим образом: барражирующий беспилотник «Ланцет» направляется в зону, через которую возможно воздушное нападение с использованием БПЛА. В случае обнаружения воздушной цели подобного типа, он либо сам, либо по команде оператора сближается с ней и производит дистанционный подрыв своей б/ч, поражая вражеский беспилотник облаком осколков.

По словам главного конструктора системы Александра Захарова, продолжительность полета дрона-камикадзе может составлять до нескольких десятков часов. Это, с учетом всех факторов, довольно неплохо. Но все-таки, конечно, существенно уступает наземным противовоздушным минам, способным ждать своей цели на протяжении целых месяцев. Также следует иметь в виду, что далеко не все запущенные «воздушные мины» в итоге собьют по вражескому дрону – атаки может вообще не быть, и все «Ланцеты» в этом случае окажутся потерянными. Это нормально для военного времени, но следует иметь в виду, что расход БПЛА-камикадзе в таком режиме будет очень большим, тогда как результаты пока не очевидны.

Скорость БПЛА «Ланцет» составляет порядка 300 километров на пикировании. Этого вполне достаточно для перехвата определенного типа целей. В частности, турецкий БПЛА «Bayraktar» имеет крейсерскую скорость 130 км/ч, а значит, может быть эффективно поражен новым средством ПВО. Также в «зоне досягаемости» еще несколько типов БПЛА, от разведывательно-ударных до таких же беспилотников-камикадзе. И все выглядит так, что наши оружейники придумали действительно хороший способ потратить государственные деньги…

Однако, не все так просто. Прежде всего, мы должны помнить о том, что достаточно крупные БПЛА, типа упомянутого выше «Bayraktar», не являются большой угрозой для современной, хорошо оснащённой армии. На данный момент есть целый ряд средств ПВО, способных эффективно поражать эти беспилотники, и наш опыт в Сирии и Ливии довольно красноречиво об этом говорит. А значит, гораздо более перспективным может быть путь дальнейшего совершенствования традиционных средств ПВО, в частности, ЗРК и ЗРПК ближнего и среднего радиуса, нежели создания целого нового класса средств ПВО.

В то же время, «воздушные мины» могут оказаться эффективны против других барражирующих боеприпасов и ударных беспилотников-камикадзе, имеющих малые размеры и летящих иногда на действительно малой высоте. Противодействие им, напомним, стало одним из камней преткновения для средств ПВО Армении в недавнем обострении конфликта в Карабахе. И если это так, то использование БПЛА «Ланцет» в качестве «воздушных мин» может оказаться весьма оправдано на театрах военных действий, имеющих сложный пересеченный рельеф местности.

Правда, тут есть одна сложность – окажется ли достаточной разрешающая способность имеющихся оптических средств обнаружения и наведения для борьбы с весьма скрытными малоразмерными целями, двигающимися на малой высоте? Вопрос не праздный, поскольку более совершенные системы наверняка окажется значительно, в разы или на порядки, дороже существующих, а именно дешевизна является одним из ключевых доводов в пользу малоразмерных беспилотников-камикадзе.

Значительным доводом в пользу новой системы может стать универсальность беспилотных «мин». То есть, получив возможность поражать воздушные цели, они должны обязательно сохранить возможность атаковать и поражать цели наземные. При этом, снова акцентируем на этом внимание, стоимость готовой «мины» не должна критически возрасти. И только при соблюдении этих условий мы сможем говорить о том, что идея, предложенная нашими оружейниками, имеет право на жизнь и успешное воплощение.

Пока же признаем, что мы имеем дело с оригинальным и интересным предложением. Но, будем откровенны, и не более того…

 

Ссылка на первоисточник
Военный эксперт оценил шансы отправки новейшей самоходной гаубицы в ВДВ

Картина дня

наверх